Роль самозванцев в истории смуты. Народ и самозванцы в смутное время

Роль самозванцев в истории смуты. Народ и самозванцы в смутное время

Министерство образования и науки РФ

Кафедра философии и истории


Самозванцы Смутного времени


Выполнил: студентка ММ-12

Котовалова Мария

Проверил: Боровой Е.М.


Новосибирск.



Введение

Глава 1. Смута и ее причины

Глава 2. Самозванцы Смутного времени (17 в.)

2 Лжедмитрий II

3 Лжедмитрий III

Заключение


Введение


Период государственного кризиса начала 17 века в исторической науке называют Смутным временем, в этот период также входят, время Голода и Великое Московское разорение.

Некоторые историки утверждали, что причиной появления самозванцев были польские ставленники, но на самом деле основой являются предшествующие тому события истории.

Тяжкий для страны период правления Ивана Грозного и поражение в Ливонской войне все это породило напряженность во всех слоях общества.

Ухудшение положения крестьян в конце XVI века. События, связанные с положением боярства в период правления Ивана Грозного. Окружение престола ореолом святости - все это послужило появлению легенды о царе-спасителе, коим мог стать исчезнувший при неизвестных обстоятельствах сын Ивана Грозного.

Во времена смуты самозванство приобрело огромные масштабы. Кроме Лжедмитриев и "царевича Петра" существовало еще много личностей за которых себя выдавали различные люди: это такие как "чудом спасшийся" сын Бориса Годунова, Фёдор, а также огромное количество "новых сыновей" Ивана Грозного.

Цель данного реферата - рассказать о самозванцах, оставивших наиболее яркий след в истории Смутного времени.


Глава 1. Смута и ее причины


Смута-это время, которое порвало "связь времен", порушило привычные для той эпохи базовые понятия и представления. В основном - это потеря устоявшихся социально-политических отношений, смешение и изменение составляющих социальной системы, ее важнейших нравственных и идеологических норм. Одним словом, Смута - это потрясение всех устоев общества, утрата огромными массами людей привычных жизненных ориентиров и даже фундаментальных основ своего бытия.

Анализируя распад, хаос и "нестроения", поразившие русское государство и общество, необходимо выделить, на мой взгляд, наиболее значимые факторы и предпосылки, которые обусловили вхождение страны в режим анархии и упадка. Следует обратить внимание на то, что Смута была не только событием, следовавшим после царствования Ивана Грозного, оно было в решающей степени обусловлено процессами, зародившимися в недрах Московского государства времен царя Ивана IV.

Первые предпосылки грядущей Смуты появились в период опричнины, принесшей немало бед и разразившийся социальный конфликт внутри правящего класса. Больше всего она отразилась на нравственном состоянии общества. Известный философ и публицист русского зарубежья Г.П. Федотов прямо писал об опричнине как первоисточнике и причине Смутного времени. "Весь русский народ,- отмечал он,- был не только жертвой царя Ивана, но и соучастником его преступлений". Всеобщая деморализация была последствием опричного режима. Во всех сословиях, отмечал один из современников-иностранцев, воцарились раздоры и несогласия, никто не доверял своему ближнему. Подозрительность и недоверие внутри общества особенно усилились во времена правления Бориса Годунова, который, используя опыт опричнины, превратил доносительство в инструмент укрепления своей власти.

Ливонская война стала важнейшим фактором формирования предпосылок Смуты. При столь длительном перенапряжение моральных и физических сил народа, а также экономического потенциала страны привело к глубокому упадку народного хозяйства, разорению значительной доли российских земель, подрыву экономической базы как тяглого, так и служилого сословий. По данным переписи 1582-83 года 60% Новгородских земель запустели. Не менее грустная картина сложилась и в землях Московского уезда. Ухудшение жизни крестьян привело к увеличению беглых и холопов. Именно это послужило причиной продления "заповедных лет", когда крестьянам запрещалось переходить от одного владельца к другому. "Заповедные лета" стали вводиться по указам Ивана Грозного с 1581 г. Правда, действие этих указов не распространялось на всю страну. В 1597 г. были изданы указы о пятилетнем сроке сыска беглых крестьян и холопов. Эти отчаявшиеся люди пополняли разношерстные группы, которые скапливались в южных уездах Московского государства. Эти ватаги превращались в опасный "горючий материал", который мог быть использован в периоды острой социальной борьбы на стороне тех или иных политических сил.

Как гласит народная мудрость, беда не приходит одна. К неурядицам в жизни общества добавились еще и удары стихийных сил природы. Начало XVII в.

ознаменовалось рядом страшнейших неурожаев. Начало 17 века ознаменовано страшным трехлетним голодом и массовым мором, погубившим до трети населения страны. В стране поднялись бунты

голодного люда. Самым известным из них стало восстание под предводительством Хлопка, для подавления которого пришлось даже направить правительственные войска. На окраинах волновалось казачество.

Таким образом, многочисленные факты свидетельствуют о серьезном хозяйственно-экономическом и нравственно-культурном кризисе, о развивавшемся на его основе социальном конфликте и разладе в Московском государстве, который особенно обострился в первые годы XVII в.

И тем не менее не эти факторы стали по отдельности стали причиной Смуты. Разве мало было периодов голода и различных движений на Руси до и после Смуты.

Пожалуй, главной причиной этого явления стал глубокий династийный кризис, в котором находилось Московское государство в последнее десятилетие XVI века


Глава 2. Самозванцы Смутного времени (17в.)


Основой российского самозванства стала народная вера в богоизбранность "настоящего" царя. Данное представление может объяснить и природу самозванства, то есть помочь выявлению тех идейно-психологических факторов, которые подвигали людей на то, чтобы выдавать себя за члена царской фамилии или посланника небес. Вряд ли российские самозванцы были авантюристами и сознательными обманщиками. Скорее всего, самозванцы искреннее, "бесхитростно" отождествляли самих себя с тем лицом, имя которого принимали.

Поговорим о самозванстве царистского толка. Ни в одном случае самозванчества нельзя установить, чего именно каждый из самозванцев хотел добиться лично для себя, Поэтому вред ли можно сказать, что в основе самозванства лежало стремление к достижению материальных благ или житейских выгод. Ведь. Видимо, никаких реальных, конкретных планов у них не было, и их личная судьба едва ли рисовалась им в сколько-нибудь определенных очертаниях даже на ближайшее время.

Так что же тогда самозванцами двигало? Какие обстоятельства могли заставить простого человека поверить в то, что он "истинный государь".

Так как в сознании людей присутствовало представление о Божественном предназначении подлинного царя, воплощавшееся в поверье о неких "царских знаках", то нет ничего удивительного в том, что человек, обнаружив на своем теле какие-либо "знаки", начинал считать себя Божиим избранником.

В случае нарушения естественного (родового) порядка наследования престола тот, кто занимает в итоге подобной комбинации царский трон, может сам восприниматься как самозванец. "Открытие" такого самозванца на троне провоцирует появление других: в народе происходит как бы конкурс самозванцев, каждый из которых претендует на свою отмеченность.

Основой всего этого является убеждение, что судить о том, кто есть подлинный царь, должен не человек, но Бог.

В литературе устоялось мнение, что самозванцы заручились поддержкой народа потому, что обещали ему сытую жизнь, освобождение от крепостного гнета и повышение социального статуса. Так же допускается возможность, что народ мог идти за самозванцами даже не веря в то, что они истинные наследники престола, а просто используя их в своих целях. Подразумевается, что не важно, кто взойдет с их помощью на престол, - главное, чтобы новый царь был "хорошим", "мужицким", чтобы он защищал интересы народа.

Массовая поддержка могла опираться так же и на признание претендента "подлинным государем" со стороны свидетелей или авторитетных лиц, которые-де знали его еще в бытность царем.

Я рассмотрю только самозванцев, сыгравших важную роль в истории России.кризис смута самозванец царь

В сентябре 1580 г. Иван Грозный женился на дочери своего боярина Ф.Ф. Нагого, Марии Федоровне. Это был его седьмой брак. В октябре 1583 года царица родила сына, которого нарекли Дмитрий-Уар в честь одного из христианских мучеников. После смерти Ивана IV Грозного в марте 1584 года, царем стал его сын Федор Иванович, в правление которого вся власть принадлежала царскому шурину боярину Б.Ф. Годунову. А маленького Дмитрия и его мать удалили на Волгу, в Углич, в их родовой удел, оставленный Дмитрию его отцом.

Традиционная историография свидетельствует, что царевич Дмитрий погиб в Угличе в мае 1591 года при невыясненных обстоятельствах. До сих пор существует несколько версий этого загадочного дела. Согласно официальной, изложенной комиссией во главе с князем В.И. Шуйским, мальчик вовремя эпилептического припадка напоролся горлом на лезвие ножа. Согласно другой, неофициальной версии, Дмитрий был убит по приказу Бориса Годунова, который стремился избавиться от претендентов на престол. Эта версия опирается на рассказ Афанасия Нагого, брата царицы Марии. Но по обеим версиям маленький Дмитрий был убит.

Имеется и третья версия, согласно которой комиссия Шуйского зафиксировала в Угличе смерть ребенка от несчастного случая, однако это не был царевич Дмитрий. А настоящий царевич Дмитрий не умер, и что именно он со временем выступил с притязаниями на родительский престол. Просто опасаясь, что Годунов погубит царского отпрыска, его якобы подменили другим ребенком, а Дмитрия увезли куда-то и воспитывали в глубокой тайне.

Уже в 1600 г. разнесся слух, будто Дмитрий не убит, а, охраняемый верными людьми, проживает в тайном месте.

Царь Федор Иванович умер, не оставив наследников. Прервалась династия Рюриковичей, в стране разразился династический кризис. Земским Собором в 1598 году был избран новый царь-Годунов Борис Федорович. Мирное течение московской жизни было окончательно прервано самозванческой смутой.


1 Лжедмитрий I - царь московский (1605-1606)


При настоящем состоянии источников происхождение этого лица, равно как история его появления и принятия на себя имени царевича Димитрия, сына Иоанна Грозного, остаются до сих пор весьма темными и до конца невыясненными. В Польше появляется человек, назвавший себя Димитрием (Лжедмитрий I), Правительство Годунова излагало в своих грамотах его историю следующим образом.

Юрий или Григорий Отрепьев, сын галицкого сына боярского, Богдана Отрепьева, с детства жил в Москве в, холопах у бояр Романовых и у князей Черкасских. Затем он постригся в монахи, и, переходя из одного монастыря в другой, попал в Чудов монастырь. Там его грамотность обратила внимание патриарха Иова, взявшего его к себе для письма; похвальба Григория о возможности ему быть царем на Москве дошла до Бориса, и последний приказал сослать его под присмотром в Кириллов монастырь. Предупрежденный вовремя, Григорий успел бежать в Галич, потом в Муром. И вернувшись вновь в Москву, в 1602 году бежал из нее в Киев, в Печерский монастырь, оттуда перешел в Острог к князю. Константину Острожскому.

Затем поступил в школу в Гоше, и наконец, вступил на службу к князю Адаму Вишневецкому, которому впервые и объявил о своем якобы царском происхождении. Этот рассказ и вошел в большую часть русских летописей и сказаний. Другие предполагали, что Лжедмитрий I. мог происходить из Западной Руси, будучи сыном или внуком какого-нибудь московского беглеца; Но все это лишь предположения, вопрос о личности Лжедмитрия I остается открытым. Но можно сказать с уверенностью, что он не был сознательным обманщиком, а являлся лишь орудием в чьих то руках, направленных на свержение царя Бориса. Истинными виновниками появления самозванца можно считать недовольных Борисом бояр; мнение это разделяется большинством историков. Немалая роль в подготовке самозванца отводится полякам. Лжедмитрий I вполне владел русским языком и плохо знал латинский, бывший тогда в польском обществе обязательным для образованного человека. Это позволяет с большою вероятностью предположить, что по происхождению он был русский. Достоверная история Лжедмитрия I. начинается с появления его в 1601 году при дворе князя Константина. Острожского, откуда он перешел в Гошу, а затем к князю Вишневецкому, которому и объявил о своем якобы царском происхождении. Князь поверил ему, как и другие польские паны, тем более что на первых порах появились и русские люди, признавшие в Лжедмитрии I мнимо-убитого царевича. Особенно близко сошелся Лжедмитрий I. с воеводой сандомирским, Юрием Мнишеком, в дочь которого, Марину, он влюбился. Стремясь обеспечить себе успех, Лжедмитрий I. пытался завести сношения с королем Сигизмундом. В начале 1604 года Лжедмитрий I. в Кракове был представлен королю. 17 апреля Лжедмитрий I. тайно принял католичество и обещал распространять католицизм в России. Сигизмунд признал Лжедмитрия, обещал ему ежегодное содержание, но официально не выступил на его защиту, дозволив лишь желающим помогать царевичу. Вернувшийся в Самбор, Лжедмитрий предложил руку Марине Мнишек. Предложение было принято, и он выдал невесте запись, по которой обязался не стеснять ее в делах веры и уступить ей в полное владение Великий. Новгород и Псков. Даже в случае ее бесплодия эти города должны были остаться за Мариной. Мнишек набрал для будущего зятя небольшое войско из польских авантюристов, к которым присоединились 2000 малороссийских казаков и небольшой отряд донцов. 15 августа 1604 года был открыт поход, в октябре войско перешло московскую границу. Обаяние имени царевича Димитрия и недовольство Годуновым дали о себе знать. Города Чернигов, Путивль и другие без боя сдались Лжедмитрию. Держался только Новгород-Северский. 50000 московское войско, под начальством Мстиславского, пришедшее на выручку этого города, было на голову разбито Лжедмитрием с его 15000 армией.

Русские люди неохотно сражались против человека, которого многие из них в душе считали истинным царевичем. Поведение боярства, которое Борис при первых вестях о Лжедмитрии обвинил в постановке самозванца, усиливало начинавшуюся смуту: некоторые воеводы, выступая из Москвы, прямо говорили, что трудно бороться против прирожденного государя. Большинство поляков, недовольных задержкой платы, оставило в это время Лжедмитрия, но зато к нему явилось 12000 казаков.

В.И. Шуйский разбил 21 января 1605 года. Лжедмитрия. при Добрыничах, но затем московское войско занялось бесполезной осадой Рыльска и Кром, а тем временем Лжедмитрий I, засевший в Путивле, получил новые подкрепления. Ничто не могло уже остановить разыгравшейся смуты. 13 апреля 1605 года умер внезапно царь Борис, а 7 мая все войско, перешло на сторону Лжедмитрия. 20 июня Лжедмитрий I. торжественно въехал в Москву. Провозглашенный перед тем царем Федор Борисович Годунов еще был убит раньше, вместе со своей матерью, посланцами Лжедмитрия I. Через несколько дней после въезда Лжедмитрия I. в Москву обнаружились уже замыслы бояр против него. В.И. Шуйский был уличен в распускании слухов о самозванстве нового царя и, отданный на суд собора, состоявшего из духовенства, бояр и простых людей, приговорен к смертной казни. Лжедмитрий I. заменил ее ссылкой Шуйского, а затем, простил совершенно, возвратив имения и боярство. Патриарх. Иов был низложен, и на место его возведен архиепископ рязанский, грек Игнатий, который 21 июля и венчал Лжедмитрия I. на царство.

Лжедмитрий I отличался недюжинной энергией, большими способностями, широкими реформаторскими замыслами и крайне высоким понятием о своей власти. Он переустроил думу, введя в нее, в качестве постоянных членов, высшее духовенство; завел новые чины по польскому образцу, принял титул императора или цезаря; удвоил жалованье служилым людям; старался облегчить положение холопов, воспрещая записи в наследственное холопство, и крестьян, запрещая требовать обратно крестьян, бежавших в голодный год. Лжедмитрий I. думал открыть своим подданным свободный доступ в Европу для образования, приближал к себе иноземцев. Равным образом Лжедмитрий I решительно отказался делать какие-либо земельные уступки Польше, предлагая денежное вознаграждение за оказанную ему помощь. Отступления от старых обычаев, какие допускал Лжедмитрий I, стали особенно часты со времени прибытия Марины. Любовь Лжедмитрия I к иноземцам раздражали некоторых ревнителей старины среди приближенных царя, но народные массы относились к нему доброжелательно, и москвичи сами избивали немногих, говоривших о самозванстве Лжедмитрия I. Последний погиб исключительно благодаря заговору, устроенному против него боярами и во главе с В.И. Шуйским. Удобный повод заговорщикам доставила свадьба Лжедмитрия. 8 мая 1606 года в Москве совершился брак Лжедмитрия с Мариной Мнишек. Заговорщики, воспользовавшись раздражением москвичей против поляков, наехавших в Москву с Мариной и позволявших себе разные бесчинства, в ночь с 16 на 17 мая, ударили в набат, объявили сбежавшемуся народу, что ляхи бьют царя, и, направив толпы людей на поляков, прорвались в Кремль. Захваченный врасплох, Лжедмитрий I пытался сначала защищаться, затем бежал к стрельцам, но они выдали его, и он был застрелен Валуевым. Народу объявили, что это был самозванец. Тело Лжедмитрия сожгли и, зарядив прахом пушку, выстрелили в ту сторону, откуда он пришел.

История самозванца, принявшего имя царевича Дмитрия, принадлежит к числу самых драматических эпизодов того времени.


2 Лжедмитрий II


мая 1606 г., без Земского Собора был провозглашен царем князь Василий Иванович Шуйский (1606-1610), главный руководитель заговора. Он дал оформленное в виде крестоцеловальной записи обязательство сохранить привилегии боярства, не отнимать у них вотчин и не казнить без суда. Знать пыталась разрешить создавшиеся глубокие внутренние и внешние противоречия с помощью боярского царя.

Между тем лжемонархи продолжали появляться в Российском государстве. Следующим самозванцем стал Лжедмитрий II. Под маской Лжедмитрия II скрывался некий Богданко, крещеный еврей.

Лжедмитрия II считают ставленником польских магнатов. Но это неверно. Инициаторами новой самозванческой интриги были Болотников и "царевич Петр". Их помощниками выступили белорусские шляхтичи, участвовавшие в походе Отрепьева на Москву. Заприметив в Могилеве низкорослого бродягу, фигурой напоминавшего убитого в Москве самозванца. Белорусские шляхтичи, попытались убедить его, что он - спасшийся царь, в последствии он был посажен в тюрьму за то, что пытался скрыться от шляхтичей, действующих под руководством Болотникова и "царевича Петра". Лишь после этого он поневоле согласился взять имя "царевича Дмитрия". Повстанческая армия Болотникова тотчас признала его государем. Лжедмитрий II пошел походом на Москву, но взять город сразу не смог и встал лагерем в селе Тушино, что на волоколамской дороге. Отсюда и появилось его второе имя "Тушинский вор". Из Тушина отряды самозванца грабили северные и центральные части России. К тому времени в стране появилось не менее десятка самозваных царевичей. Лжедмитрий II нуждался в помощи и поначалу охотно принимал "родственников", возглавлявших повстанческие отряды. Но с тех нор как в его лагере появились дворяне и знать. Лжедмитрий II изменил к ним отношение, и велел повесить двух "царевичей". Власть перешла в руки тушинской Боярской думы. Патриархом там стал Филарет Романов, самый опасный из противников Шуйского. Большую роль в Тушинском лагере играли наемные отряды из Польши. Положение Лжедмитрия II упрочилось после того, как в Тушино прибыла венчанная царица Марина Мнишек, отпущенная из русского плена Василием Шуйским. Самозванец встретил "супругу" при большом стечении народа, и та "узнала" в нем спасшегося мужа.

Лжедмитрий II осаждал Москву почти два года. В это время в стране был период двоевластия. Наличие двух царей полностью парализовало государственную власть, и сделало Россию легкой добычей для соседей.

Поляки осенью 1609 года осадили Смоленск. Василий Шуйский использовал для войны с Лжедмитрием II и поляками помощь шведов. В марте 1610 года воевода М. Скопин-Шуйский с русскими и шведскими войсками освободил Москву от осады. Тушинский лагерь распался. Скопин готовился выступить на выручку смоленскому гарнизону, но внезапно умер в молодом возрасте. Командование огромной армии принял бездарный брат царя Дмитрий Шуйский. В битве под Смоленском поляки одержали верх над русской и шведской армиями. Поражению союзников способствовал мятеж среди наемников. Тщетно Василий Шуйский пытался вновь собрать полки. Народ отвернулся от него.

июля 1610 года. Боярская дума и войска свергли Шуйского с престола, а через два дня он был насильно пострижен в монахи. Власть перешла в руки комиссии из семи бояр "Семибоярщина". Когда войска польские подступили к Москве, бояре заключили мирный договор с их предводителем гетманом Жолкевским. В соответствии с договором Москва признала царем королевича Владислава, сына польского короля. Столица поспешила принести присягу принцу до того, как договор был передан на утверждение королю и его сенаторам. Договор с польской стороной о призвании Владислава на русский престол был подписан 17 августа 1610 г. Этот договор открыл ворота Кремля войскам интервентов, что являлось прямым предательством национальных интересов.

Тем временем Лжедмитрий II был убит собственной охраной в Калуге. С гибелью самозванца единственным царем в стране остался Владислав, Перед страной встала угроза потеря независимости.

Для освобождения территории России от иностранных войск в течение 2-х лет дважды собиралось земское ополчение. Наиболее известны Первое и Второе ополчения.22 октября 1612 года под руководством земского старосты Кузьмы Минина и воеводы князя Д.М. Пожарского штурмом был взят Китай-город,27 октября русская рать вступила в Москву.

Чтобы положить конец кровавой гражданской войне, нужен был человек, которого приняли бы оба враждующих стана, а главное, принял народ.

В 1613 г. собрался Земский собор, из многих претендентов на престол, царем был избран сын патриарха Филарета Михаил Федорович Романов. Решающее значение для народа имело то обстоятельство, что Михаил в качестве племянника царя Федора был связан родством с законной династией Ивана Калиты, правившей Россией триста лет.

Россия начала медленно выходить из социальной катастрофы, восстанавливая общественную систему, разрушенную в период Смуты.


2.3 Лжедмитрий III


Весной 1611 года в Ивангороде появился еще одни человек, называвший себя царем Дмитрием. Его источники обычно именуют "вором Сидоркой", хотя по другим сведениям, это был московский дьякон Матвей из какой-то церкви за Яузой. Из Москвы этот "вот" сначала перебрался в Новгород, где на рынке попытался выдать себя за царевича, но был опознан и с позором изгнан. Из Новгорода он убежал в Ивангород и там 23 марта объявил, что он - спасенный Дмитрий. Лжедмитрий III вступил в переговоры со шведским комендантом Нарвы Филиппом Шедингом, однако король послал к Лжедмитрию III своего посла, который узнал в нем самозванца. После этого шведы прекратили всякие контакты с ним.

Между тем "вор", собрав вокруг себя войско из всевозможных "партизан", 8 июля подошёл к стенам Пскова. В стан Лжедмитрия III стали перебегать некоторые псковские жители. В это время до самозванца дошли слухи, что к Пскову приближаются шведские войска. Испугавшись "вор" ушел со своей ратью в Гдов, где шведы все же настигли его.

Под его предводительством казаки сделали удачную вылазку и прорвались через шведское окружение. В бою "вор" был ранен. Его отвезли в Ивангород, где он узнал о том, что московские казаки признали его своим царем. Вдобавок казаки прислали ему на выручку Ивана Лизуна - Плещеева и атамана Казарина Бегичева с казачьим отрядом. Плещеев, знавший в лицо Лжедмитрия II, публично признал в "воре Сидорке" царя Дмитрия Ивановича.

Псковичи отправили Лжедмитрию III в Ивангород о готовности принять его. Но его царствование в Пскове длилось недолго и оставило у жителей города самые тяжелые воспоминания. Добравшись до власти, "вор" начал распутную жизнь, совершал насилия над горожанами и обложил население тяжелыми поборами. Отстали от "вора" и стоявшие под Москвой казаки.

Псковичи уже готовы были восстать и низвергнуть очередного "Дмитрия", но "вор", поняв, что дело его плохо, в ночь на 18 мая бежал, За ним бросились в погоню, привезли в Псков и посадили в тюрьму. 1 июля 1612 его повезли в Москву. По дороге на обоз с "вором" неожиданно напал польский отряд Лисовского, в результате чего Лжедмитрий III был убит. Есть и другое свидетельство. Лжедмитрия III все-таки доставили в Москву и там казнили.

В исторической науке этот период называют "Димитриадой", так как в центре исторических событий стояли самозванцы Лжедмитрии.

Теперь перечислю самозванцев, уже известных по литературе (в скобках указан период пребывания лжемонарха в его мифической ипостаси на российской территории; время от его "проявления" до разоблачения, а если такового не было, то до смерти или отъезда за границу:

. "Царевич Дмитрий Иванович, сын царя Ивана IV", он же Лжедмитрий I - предположительно Григорий (в миру Юрий Богданов сын Отрепьев), беглый монах.

. "Царевич Петр, сын царя Федора Ивановича" [зима 1605/ 1606 - 10 октября 1607] - Илья (Илейка) Иванов сын Коровин (Горчаков), по прозвищу Муромец, терский казак.

. "Царевич Иван, по прозвищу Август, сын царя Ивана IV" [лето 1606 - лето/осень 1608] - предположительно "вольный" казак.

. "Царевич Федор, сын царя Федора Ивановича" [лето 1606 - перед 14 апреля 1608] - предположительно "вольный" казак.

. "Царь Дмитрий Иванович", он же Лжедмитрий II - предположительно школьный учитель, бежавший из Речи Посполитой.

. "Царевич Лаврентий (Лавр, Лавер), сын царевича Ивана Ивановича" [осень 1607/начало 1608 - лето/осень 1608] - предположительно "вольный" казак.

13. "Царевичи, сыновья царя Федора Ивановича" - Кле-ментий, Савелий, Симеон, Василий, Брошка (Ерофей), Гаврилка (Гавриил), Мартынка (Мартын) - предположительно "вольные" казаки.

. "Царевич Осиновик, сын царевича Ивана Ивановича" [зима/ весна - лето 1608] - предположительно "вольный" казак.

. "Царь Дмитрий Иванович", он же Лжедмитрий III [начало 1611 - 20 мая 1612] - предположительно Сидор (Исидор, Сидорка) или Матвей (Матюшка), беглый дьякон или дьяк.

. "Царь Дмитрий Иванович", он же Лжедмитрий IV .


Заключение


Смерть царя Федора привела к затяжному династическому кризису, осложненному междоусобными битвами, социальными конфликтами и иностранной интервенцией. 15 лет русские люди примеряли "Шапку Мономаха" тому или иному претенденту, и каждый раз севший на трон монарх казался недостойным Великого Русского государства.

За 15 лет с 1598 года поцарствовать удалось четверым, а претендовали и отчаянно боролись за власть еще пятеро.

Почему же избрание монарха оказалось таким трагически сложным делом тогда, когда в соседней Речи Посполитой оно было достаточно обыденном делом, и не приводило к чехарде на престоле, междоусобной войне и затяжной гражданской войне? Дело в том, что за многовековую историю Руси проблемы выбора государя никогда не существовало, и самой процедуры избрания не было. Со времени Киевской Руси страной правили представители одного княжеского дома, и борьба за крону возникала только внутри него. Московским князьям удалось собрать земли и стать государями всея Руси, К наследуемым владениям благодаря собственным усилиям им удалось прибавить огромные по площади земли. В итоге Русское государство образовалось не как добровольный союз народа (так оно должно образовываться, по мнению государственников), а как разросшийся удел московских князей, Великий князь, а потом и царь был как бы стержневым началом всего объединения. С его утратой целое рушилось и распадалось на составные части. Все это и происходило в Смуту, Только когда русские люди осознали себя единым народом и поняли важность согласия и объединения, они смогли вновь восстановить государственное устройство того, кто устраивал всех.

Таким образом, возрожденное после Смуты государство окончательно избавилось от удельных рудиментов и приобрело свои истинные черты.


Список использованной литературы


1.Энциклопедия Российской Монархии. М. 2000. (глава 2)

.#"justify">.История России. Учебник для вузов. М. 2005. (Вывод 424 стр.)

.История России. В 2 т. Т.1. С древнейших времен до конца XVIII в. / А.Н. Сахарова, Л.Е. Морозова, М.А Рахматулина и др., под редакцией А.Н. Сахарова. - М.: АСТ: Астрель: Хранитель, 2007. - 943с.: ил. (глава 1)

.Скрынников Р.Г. История РоссийскаяI Х-ХVII в.в. М.1997.

.Вестник Московского университета. М. 2006.

.Ключевский В.О. О русской истории. Сборник. М. 1993.

.Скрынников Р.Г. Самозванцы в России в начале XVII века. Григорий Отрепьев. Новосибирск. 1987.

.Семенникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. Учебное пособие для вузов. Брянск. 2000


Репетиторство

Нужна помощь по изучению какой-либы темы?

Наши специалисты проконсультируют или окажут репетиторские услуги по интересующей вас тематике.
Отправь заявку с указанием темы прямо сейчас, чтобы узнать о возможности получения консультации.

В обстановке всеобщего недовольства Борисом широкое распространение получили слухи о том, что царевич Дмитрий жив, «чудесно спасшийся в Угличе». Этим слухом и воспользовались авантюристы. В 1602 году в Литве появился человек, который выдавал себя за убитого царевича Дмитрия. В своей беседе с польским магнатом Адамом Вишневецким поведал, что его подменили в младенческом возрасте. Покровителем Лжедмитрия стал воевода Юрий Мнишек.

Существуют разные версии происхождения Лжедмитрия. Так В.О. Ключевский писал, что Лжедмитрий был «лишь испечен в польской печке, а заквашен в Москве». По-видимому, историк считал, что в лице самозванца московское боярство пыталось устранить Бориса от власти. Действительно, все следы появления самозванца вели в дом Романовых, к видным московским дьякам. Именно в этой среде появилась мысль противопоставить самозванца Годунову и свергнуть ненавистного знати царя. При Федоре Ивановиче боярство нападало открыто и все время терпело поражения. Сильнее власти Годунова была только династия Калиты. Поэтому в народ запустили слух об убийстве Дмитрия Борисом, и чудесном воскрешении царевича.

Согласно официальной версии правительства Бориса Годунова, человек, выдававший себя за царевича, был монах Григорий (в миру мелкий дворянин Юрий Богданович Отрепьев). Юшка (так звали его в молодости). Знал латинский и польский языки, имел каллиграфический почерк. В молодости был случай Федора Никитича Романова, после ссылки которого постригся в монахи. В Москве он жил в Чудовом монастыре и служил при патриархе Иове. Неизвестно, кто он был на самом деле. Московское правительство объявило его боярским сыном Гришкой Отрепьевым только в январе 1605 года. Раньше в Москве, вероятно, не знали, кем счесть и как назвать самозванца. Так С.М. Соловьев держался того убеждения, что обман самозванца с его стороны был неумышленный и что Отрепьев сам верил в царственное происхождение. В 1864 году появилось исследование Костомарова относительно личности первого самозванца. В этом труде он доказывает, что Лжедмитрий и Отрепьев два разных лица, во-вторых, что названный Дмитрий не был царевичем, но верил в свое царское происхождение, и, в-третьих, что самозванец был Делон боярских рук. Вызывает интерес мнения и теории, сформированные историками по поводу происхождения Смуты. Так С.М. Соловьев в своем труде. Истории России излагает версию, что первой причиной смуты является «дурное состояние народной нравственности, явившиеся результатом столкновения новых государственных начал со старыми дружинными». Историк также называет другую причину Смуты - чрезмерное развитие казачества с его противогосударственными стремлениями. («История России», VIII, гл. II). К.С. Аксаков признает смуту фактом случайности, не имеющих исторических последствий.

Третью теорию выдвинул И.Е. Забелин («Минин и Пожарский»). Он говорит о том, что боярская и вообще служилая среда во имя отживших дружинных традиций давно уже крамольничала и готовила смуту».

По подсчетам историков, за годы смуты в России объявилось ни много, ни мало семнадцать самозванцев: пятеро из них выдавали себя за погибшего в Угличе царевича Дмитрия, другие девять - за мнимого сына Федора Ивановича, а в Астрахани «царевич Иван - Август» уверял, что он сын Ивана Грозного от его четвертой жены Анны Котловской. Но из этой пестрой толпы наиболее опасными являлись Лжедмитрий I и Лжедмитрий II.

Любопытную версию высказал Н.И. Костомаров в своем «Смутном времени». По его мнению, в смуте виновны все классы русского общества, но причины ее нужно искать не внутри России, а вне ее. Но, так или иначе, Лжедмитрий заручился поддержкой польско-литовских магнатов, тайно принял католичество и клятвенно обязал папе римскому. Распространить католичество в России. Также Речи Посполитой были обещаны Северские и Смоленские земли, Новгород и Псков. Это была скрытая интервенция против России, замаскированная видимостью борьбы за возвращение престола законному наследнику.

Годунов не решился возглавить поход против самозванца, а 13 апреля 1605 года скоропостижно скончался. Через сутки состоялась церемония передачи престола, а заодно и назревших проблем, новому царю, сыну Бориса - Федору Борисовичу. Вскоре новый царь и его мать по требованию самозванца были арестованы и тайно убиты, патриарха Иова сослали в монастырь. Так Лжедмитрий устранял препятствия на своем пути к трону. И 20 июня 1605 года Лжедмитрий вступил в Москву и был провозглашен царем. Но не всему народу нравилась крепостническая политика нового царя. Недовольство особенно возросло тогда, когда в начале мая 1606 года к новому «царю» приехала его невеста Марина Мнишек, и он обвенчался с ней и короновал ее как царицу, хотя она так и не приняла православие. Новые поборы с целью добыть обещанные польским магнатам средства, недовольство русской знати привели к организации против Лжедмитрия боярского заговора. В мае 1606 года вспыхнуло восстание, итогом которого явилось убийство Лжедмитрия.

На престол вступил Василий Шуйский (1606-1610). Новый царь разослал грамоты по всему государству, в котором обличал самозванца, обманувшего русский народ. При своем воцарении Шуйский принял формальное обязательство никого не казнить и не наказывать конфискацией имущества, не слушать ложные доносы. Эти обязательства впоследствии он неоднократно нарушал. Шуйскому удалось укрепиться в Москве, однако окраины страны продолжали бурлить. Политический конфликт, порожденный за власть и корону, перерос в социальный. Народ, потерявший веру в улучшение своего положения, вновь выступил против феодальной эксплуатации. В 1606 году началось восстание под предводительством Ивана Болотникова. В восстании принимали участие представители разных социальных слоев - крестьяне, холопы, посадское население, казачество, дворяне, которые хотели с помощью восстания добиться своих целей. У крестьянства и казачества такой целью было возвращение к старым, общинным порядкам. Болотников с огромным скопищем «воровских людей» подошел к Москве, туда же пришли рязанские и тульские служивые люди, но когда они поближе познакомились с политикой Болотникова, все же решили присягнуть царю Василию. Болотников был впоследствии разбит и ушел сначала в Калугу, а потом и в Тулу. Но и там его достала царская рука. Царь жестоко расправился с восставшими. Болотников был ослеплен, а потом утоплен в городе Каргополе.

Историки по-разному оценивают народные волнения начала XVII века. Одни говорят о том, что восстания задержали юридическое оформление крепостного права на 50 лет, другие считают, что, наоборот, ускорили процесс юридического оформления крепостного права.

После расправы с Болотниковым беды, выпавшие на многострадальную Русь, не закончились. Объявился новый самозванец-Лжедмитрий II (1607-1610). По согласованию с Ватиканом польские шляхтичи, противники короля СигизмундаIII, объединились с казацким атаманом Заруцким и выдвинули в качестве претендента на русский престол Лжедмитрия II. Его попытки взять столицу закончились безрезультатно. Он остановился в 17 километрах от Кремля, в местечке Тушино, за что получил прозвище «Тушинский вор». Русский народ этим прозвищем резко различал двух Лжедмитриев, и, действительно, первый из них, несмотря на всю свою легкомысленность и неустойчивость, был гораздо серьезнее, выше и даже симпатичнее второго. Первый восстановлял династию, а второй ничего не восстановлял, он просто «воровал». Самозванец, как и Лжедмитрий I обещал своим западным покровителям способствовать распространению католицизма в России.

Набрав достаточно народа, Вор выступил в поход на Русь; при Болхове разбил царское войско, подошел к самой Москве. Он привлекал новые силы: одна за другой приходили к нему казацкие шайки, приводили польские шляхтичи свои дружины. В Тушине, где над политическими преобладали задачи хищнические, отлично понимали, что на лучшую добычу можно рассчитывать только на севере. Там был пункт, имевший большое стратегическое значение, взять который для тушинцев было необходимо уже по тому, что, не овладев им, невозможно было овладеть другими городами на севере. Этим пунктом был Троицкий монастырь. Тушинцы и обратились, прежде всего, на него. Положение монастыря было тогда небезопасно, потому что защитников у него имелось мало и опорой ему служили лишь крепкие стены да личная храбрость гарнизона. Осада Троицкого монастыря, продлившись почти полтора года (с сентября 1608 до начала 1610 года), окончились ничем: изнемогший от голода и болезней гарнизон все-таки не сдался и своим сопротивлением задержал очень много тушинских сил.

Однако это не могло помешать другим тушинским шайкам наводнить север. Более двадцати северных городов должны били признать власть Вора и в том числе Суздаль, Владимир, Ярославль, Вологда; но тут-то и сказался весь характер этой воровской власти. На севере, в том краю, где менее всего отзывались события смуты, где еще не знали, что за человек был Вор, там где доверия и особой любви к Шуйскому не питали - на Вора смотрели не как на разбойника, а как на человека имущего престола, быть может, и настоящего царевича. Часто его признавали при первом появлении его шаек, но тотчас же убеждались, что эти шайки на царево войско, а разбойничий сброд. Слушая одновременно увещательные грамоты Шуйского и воззвания Вора, не зная, кто из них имеет более законных прав на престол, русские люди о том и другом могли судить только по поведению их приверженцев. Воеводы Шуйского были охранителями порядка в том смысле, как тогда понимали порядок, а Вор много обещая, ничего не исполнял и не держал порядка. От него исходили только требования денег, его люди грабили и бесчинствовали, к тому же они были поляки. Земцы видели что «тушинцы, которые города возьмут за щитом, то есть силой или хотя эти города и волей крест поцелуют самозванцу, то все города отдают панам на жалованье и вотчины, как прежде уделы бывали». Это в глазах русских не было порядком, и вот северные города один за другим восстают против тушинцев не по симпатии к Шуйскому и не по уверенности, что тушинский Дмитрий самозванец и вор, - восстают они за порядок против нарушителей его.

Это движение городов началось с Устюга, который вступил в переписку с Вологдой, убеждая ее не целовать креста Вору. Города пересылались между собой, посылали друг другу свои дружины, вместе били тушинцев. Во главе восстания становились или находившиеся на севере воеводы Шуйского или выборные предводители. Выгнав тушинцев от себя, города спешили на помощь другим городам или Москве. Таким образом, против тушинцев восстали Нижний Новгород, Владимир, Галич, Вологда, - словом, почти все города по средней Волге и на север от нее. Эти города находили достаточно силы, чтобы избавиться от врагов, но этой силы не хватило у Шуйского и у Москвы.

смута годунов гражданский война

Введение

Россия на рубеже XVI-XVII вв. кризис общества и государства. Борис Годунов

Первая гражданская война в России.

Борьба России с польско-шведской интервенцией.

Земский собор 1613 года: воцарение династии Романовых.

Феномен самозванчества.

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Смута, как объясняет “Толковый словарь” Владимира Даля, – это возмущение, восстание, мятеж, крамола, общее неповиновение, раздор между властью. В Русской истории этим словом обозначают период между концом династии Рюриковичей и началом династии Романовых.

Естественные трудности перехода власти осложнялись особым характером московского государства и особым характером умершего царя. Самодержавная монархия требует самодержавного царя. В особенности, когда государство стоит перед лицом кризиса.

Русские историки спорят относительно датировки начала Смуты. Николай Костомаров считает, что “первое русское лихолетье началось 15 мая 1591 г.”, когда в Угличе погиб семилетний мальчик – царевич Дмитрий, последний сын Ивана Грозного. Ключевский называет началом смуты 1598 год, дату смерти Федора Ивановича. Есть исследователи, полагающие, что несчастья начались, когда Иван убил своего старшего сына. Наконец, есть все основания отсчитывать смутные времена со дня смерти Ивана Грозного 19 марта 1584 г. После смерти Ивана Грозного его наследники – слабоумный Федор и младенец Дмитрий – пугали неспособностью выполнять обязанности царя, что предвещало безудержное своеволие бояр, которое казалось тяжелее и страшнее законного своеволия царя.

Все согласны считать датой окончания смуты 1613 год, когда царем был выбран первый Романов – Михаил. Следовательно, смутные времена длились два, а то и три десятилетия. Продолжительность и трагичность событий, всколыхнувших все слои населения Руси, свидетельствуют о том, что корни кризиса уходили глубоко в государственный организм, в его прошлое.

Россия на рубеже XVI-XVII вв. кризис общества и государства. Борис Годунов

Правление Ивана IV явственно обнажило трагическую противоречивость российской истории. Царствование началось крупными успехами в деле укрепления России. Были присоединены Казанское и Астраханское ханства, что позволило взять под контроль торговый путь по Волге на всем ее протяжении; подготовлен новый “Судебник” (свод законов) и проведена судебная реформа. Унифицированы органы центрального управления – созданы приказы. Организовано постоянное стрелецкое войско; основана традиция созыва Земских соборов, как общенародного совета представителей всех сословий тогдашнего российского общества. Однако завершилось царствование тягчайшим надломом государственности. Не случайно Карамзин сравнивал итоги правления Ивана Грозного с монгольским нашествием, “игом Батыевым”. Вторая половина правления Ивана IV, разительно отличаясь по своим последствиям от первой, повлекла за собой Великую Смуту и распад государства. Тирания престарелого Ивана Грозного во многом подготовила социальную катастрофу Смутного времени. Создав особый механизм опричнины, как способ утверждения ничем не ограниченного единодержавия, Иван IV развязал репрессии, сопровождавшиеся выселениями, конфискацией собственности, массовыми казнями. Летописи свидетельствуют о десятках тысяч погибших.

Массовый характер приняло бегство за западные рубежи, причем основная масса беглецов – захудалая служилая мелкота, опасавшаяся попасть под топор опричнины за вольнодумство. Аппарат государственного управления был дезорганизован террором. Погромы привели к запустению центральных областей страны. Хозяйственная разруха достигла катастрофических масштабов. По писцовым книгам 1573-1578 годов в Московском уезде числится от 93 до 96% пустующих земель.

На массовое бегство крестьян феодалы-землевладельцы и выражавшая их волю государственная власть ответили в последние два десятилетия XVI в. рядом мероприятий, которые имели своей целью усиление личной зависимости крестьянина от помещика и обеспечение его беспрепятственной эксплуатации. Решающим из этих мероприятий явилось установление с 1581 г. “заповедных лет”, впредь до отмены которых крестьянам запрещалось переходить от одного владельца к другому. “Заповедные годы”, которые были введены как временное явление, фактически означали ликвидацию права крестьянского выхода и отмену статей Судебников о Юрьеве дне. Составленные в результате общего описания земель в 80–90-х годах писцовые книги явились основным документом, удостоверявшим права феодалов на крестьян, живших в то время в их владениях.

Англичанин Джиль Флетчер посетил Московское царство четыре года спустя после смерти царя. На пути из Вологды в Москву, видя по дороге многие совершенно пустые деревни, отмечая повсюду разор и запустение, он писал: “Эта порочная политика и тираническая практика (хотя сейчас она и прекращена) так взволновала страну, так наполнила ее чувством смертельной ненависти, что она не успокоится (как это кажется теперь), покуда не вспыхнет пламенем гражданской войны”. История подтвердила предвидение нельстивого и дальновидного современника. Впереди Россию ждала Великая Смута.

К концу XVI века Россия подошла как типичная восточная деспотия. Малоподвижное обществе развивалось медленно. Страна ощутимо отставала от Европы и разрыв нарастал. Эпидемии и недороды еще более ухудшали положение. Жесткий каркас самодержавной монархии, воздвигнутой Иваном Грозным, препятствовал национальному развитию. Кончина Ивана IV (1584 г.) дала начало ожесточенной схватке за власть.

Ключевский, анализируя причины Смуты, особо выделял социальный разлад. “Силы, стоявшие за царями, которые так часто сменялись, и за претендентами, которые боролись за царство, были различные слои московского общества. Каждый класс искал своего царя или ставил своего кандидата на царство: эти цари и кандидаты были только знаменами, под которыми шли друг на друга разные классы русского общества”. Их столкновение отражало противоречия экономических интересов, что в отсутствии политико-правовых механизмов согласования этих интересов, вело к нарастанию антагонизма вплоть до ожесточенной гражданской войне.

Смерть бездетного царя Федора (1598г.) прервала преемственность власти – род Рюриковичей на московском престоле пресекся. Возник кризис власти – отсутствовал преемник с твердыми правами на верховную власть. Россия подошла к исторической развилке. Собранный в том же году Земский Собор (совещание представителей всех социальных слоев тогдашнего общества) высказался за избрание на царство фактического правителя Бориса Годунова. Боярская дума, заседавшая отдельно от Собора, призывала народ присягнуть ей, как высшему органу власти. Исход борьбы решил народ, высказавшись за Бориса Годунова, “согласившегося” на царство.

Царствование Бориса характеризуется начавшимся сближением России с Западом. В 1601 было заключено 20-летнее перемирие с Речью Посполитой. Годунов пытался наладить торговлю с Западной Европой. Он был первым царем, отправившим дворянских отроков за границу, поощрял распространение книгопечатания, для чего открывались новые типографии.

От Грозного Годунов наследовал мысль о необходимости присоединить Ливонию, чтобы, имея в руках гавани при Балтийском море, вступать в общение с народами Западной Европы. Открытая вражда между Польшей и Швецией давала возможность осуществить эту мечту, если бы только действовать решительно, приняв сторону одного из враждующих государств. Борис думал сделать из Ливонии вассальное королевство. С этой целью (в 1599 г.) вызвал в Москву соперника государей Швеции и Польши, шведского принца Густава. Вместе с тем, царь думал женить Густава на своей дочери Ксении, но Густав своим легкомысленным поведением навлек на себя гнев Бориса, был лишен Калуги, назначенной ему в удел до приобретения Ливонии, и был сослан в Углич. В общем, Борис хлопотал о присоединении Ливонии дипломатическими средствами и ничего не достиг.

Годунов проявил себя как деятельный колонизатор и строитель городов. В земле черемисов был построен ряд городов, населенных русскими людьми: Цивильск, Уржум, Царев, город на Кокшаге, Санчурск и др. Нижняя Волга обеспечена постройкой Самары, Саратова и Царицына, а также постройкой в Астрахани в 1589 г. каменной крепости. Был построен город и на отдаленном Яике (Урале). Для защиты от опустошительных набегов крымских татар Годунов воздвиг крепости Курск, Воронеж, Оскол, Ливны, Кромы, Белгород, Валуйки.

В Сибири, где по смерти Ермака (6 августа 1584 г.) и по уходе обратно за Урал казацкой дружины русское дело казалось проигранным колонизация была упрочена постройкой Тюмени, Тобольска, Пелыма, Березова, Сургута, Тары, Нарыма, Кетского острога и переводом поселенцев из северо-восточной России. Во время правления Бориса также усилено укрепление Москвы постройкой Белого города (в 1586 г.), и воздвигнуты в 1596 г. каменные стены Смоленска, сослужившие великую службу в Смутное время. Ко времени правления Бориса также относится учреждение патриаршества (1589), которое сравняло первосвятителя русской церкви со вселенскими восточными патриархами и дало ему первенство пред митрополитом киевским.

Важным законодательным актом правительства Бориса Годунова по крестьянскому вопросу явился указ 1597 г. о сыске беглых крестьян, сыгравший большую роль в развитии процесса закрепощения. Согласно указу крестьяне, бежавшие после 1592 г., подлежали безусловному возвращению их прежнему владельцу; крестьяне же, бежавшие ранее 1592 г., оставались за новым владельцем. Уже создавшееся закрепление крестьянства делало более прочным и обеспеченным хозяйство помещика, а указ 1597 г. устанавливал 5-летний срок для исков о беглых.

Царствование Бориса началось сравнительно успешно. Однако вскоре Россию поразили невиданные по масштабам неурожаи и голод. В 1601г. шли долгие дожди, а затем грянули ранние морозы и, по словам современника, “поби мраз сильный всяк труд дел человеческих в полех”. Три подряд неурожая (ими не были затронуты только южные пограничные уезды) в условиях общей нестабильности крестьянских хозяйств привели к обвалу экономической жизни и социального устройства. Умерших от голода считали сотнями тысяч (“вымерла треть царства Московского”), цены на зерно подскочили в десятки раз, большое число поместий было на грани полного разорения. В таких условиях не приходилось долго ждать социального взрыва. И он последовал.

В 1601-1602 Годунов пошел даже на временное восстановление Юрьева дня. Правда, он разрешил не выход, а лишь вывоз крестьян. Дворяне таким образом спасали свои имения от окончательного запустения и разорения. Разрешение, данное Годуновым, касалось лишь мелких служилых людей, оно не распространялось на земли членов Боярской думы и духовенства.

В 1603г. восстания приняли массовый характер. Начинались народные бунты. Самым крупным было восстание под предводительством атамана Хлопка, разразившееся в 1603г. В нем участвовали в основном казаки и холопы. Царские войска смогли разбить восставших, но успокоить страну не удалось – было уже поздно.

Некоторые историки полагают, что будь у Годунова несколько спокойных лет, то реформы, проведенные Петром I, могли быть осуществлены на сто лет раньше. Однако в реальности этого не произошло. Центральные органы власти оказались либо разрушены, либо парализованы и все больше утрачивали способность контролировать положение в стране. Россия стояла на пороге междоусобной кровопролитной войны; ее захлестывали мятежи, возникла череда самозванцев.

Первая гражданская война в России.

России начала XVII в. такая терминология, как “гражданская война” была незнакома, современники нашли иное емкое слово – Смута. Сейчас есть все научные основания причислить ее к гражданским войнам (а не к крестьянскому движению).

Первый сигнал прямой угрозы правительству Годунова прозвучал в 1602 г. Массовые разбои во многих областях страны приобрели такой размах, что потребовалась отправка особых воинских отрядов во главе с членами государева двора. Очередной взрыв социальных движений подстерегал царя в следующем году. В конце лета на некоторое время оказалась парализованной Смоленская дорога, важнейшая коммуникация от столицы к западной границе. Там действовали отряды беглых холопов под водительством Хлопка. Приказ (полк) московских стрельцов под командованием окольничего И.Ф. Басманова разбил повстанцев. Все взятые в плен холопы были казнены. Но многие бежали на юг. В те же летние месяцы 1603 г. произошло одно из ключевых событий Смуты: легенда о царевиче-избавителе обрела реального носителя имени. В Брагине, владении князя А. Вишневецкого, один из служителей объявил себя чудесно спасшимся “царевичем Дмитрием”, сыном Ивана Грозного. Вскоре в пограничных крепостях России появились подметные листы. В них говорилось о спасении царевича благодаря Божьему покровительству, о законных правах на московский престол. На первый взгляд, не приходилось говорить сколько-нибудь серьезно об осуществимости похода на Москву. Тем не менее, он состоялся. А 30 июня 1605 г. в Успенском соборе Кремля состоялась коронация. Российское государство получило нового “царя”.

В России примеры самозванчества до Григория Отрепьева неизвестны. Надо признать, что Лжедмитрий I обладал выдающимися способностями. В Речи Посполитой он последовательно прошел круги православной знати и монашества, антитринитариев и покровительствующим им аристократов, пожил на Запорожской Сечи, а через князя А. Вишневецкого попал к тем представителям польских католиков-магнатов, которые ориентировались на короля Сигизмунда III. В руках опытного политика, воеводы Юрия Мнишка, обладавшего разветвленными бранно-родственными связями, не вполне ясные мечтания Лжедмитрия I стали приобретать очертания вполне реального предприятия. Он обещал ключевым фигурам то, чего они хотели. Королю – пограничные области России и активное участие в войне против Швеции. Ю. Мнишку и его 16-летней дочери Марине – богатства кремлевской казны, уплату немереных долгов будущего тестя и снова территории России. Не суть важно, что принятые обязательства противоречили друг другу. Папе – через его нунция и польских иезуитов – он обещал введение католичества в России и уж во всяком случае свободу католической пропаганды, участие в антиосманском союзе, свободу действий в России Ордена иезуитов и т.д. Для убедительности он тайно перешел в католичество весной 1604 г. В итоге он получил политическую и моральную поддержку Рима, скрытую политическую и экономическую помощь от короля и ряда магнатов. Правда, цифры не впечатляли: к исходу лета 1604 г. воеводе удалось собрать под знамена московского царевича не более 2 тыс. наемников – конницы и пехоты.

К моменту пересечения Лжедмитрием русской границы украинских казаков в его войске было значительно больше, чем наемников. Чуть позднее, уже на русской территории в его лагерь прибывают основные части донских казаков. На исходе 1604 г. к Лжедмитрию пришли главные силы запорожцев со своей артиллерией. Самозванец приобрел множество крепостей и стойких сторонников самим фактом своего появления на российской земле. Время и место его похода (в юго-западном пограничье) оказались неожиданностью для правительства: его передовым отрядам и имени царевича сдались Чернигов, Путивль и множество других крепостей. Схема повторялась из раза в раз: появление отряда сторонников царевича под стенами города быстро приводило к восстанию против воевод местных жителей и гарнизона, аресту годуновских военачальников и их отправке к Лжедмитрию. Кризис, а затем и развал царской армии, осаждавшей несколько месяцев небольшую крепость Кромы, смерть Бориса Годунова, наконец, всеобщее восстание во всем южном пограничье и антиправительственное выступление в столице 1 июня 1605 г. довершили дело: Лжедмитрий выиграл борьбу за престол.

Несомненно, это было актом гражданской войны. Налицо раскол общества и территории на два лагеря с двумя центрами, вооруженная борьба за верховную власть, параллельные и соперничающие институты государственного управления. Во время пребывания Самозванца в Путивле в феврале–мае 1605 г. при нем функционировали собственная Боярская дума, свой орган представительства от местных сословий, свои приказы и дьяки. Из Путивля Лжедмитрий рассылал воевод по городам.

Лжедмитрий усидел на троне чуть менее года. Его политика носила явно компромиссный характер. Сознательно он избрал образцом в стиле правления период Избранной рады. Была произведена массовая раздача денежного жалованья служилому дворянству и увеличены поместные оклады. Стимулировались поездки за рубеж купцов. Была начата проверка прав собственности в конфликтах между церковными вотчинами и дворцовыми владениями, а также черносошными землями. Готовился новый законодательный кодекс, причем в нем обобщалось законодательство за вторую половину XVI в. Он намеревался собрать выборных представителей от уездных дворянских корпораций с изложением нужд. Не исключено, что, удержись он у власти, быть может, реализовался бы вариант постепенного преодоления раскола общества путем компромиссов.

Второй акт Смуты открылся избранием на царство Василия Шуйского, главы заговора против Лжедмитрия I. Представитель рода нижегородско-суздальских Рюриковичей, он входил в круг наиболее могущественной аристократии страны. На юге избрание Шуйского было воспринято как узурпация власти одним из ненавистных бояр. В дни коронации Шуйского имел место Земский собор, на который выбирало своих представителей уездное дворянство (в частности, из Смоленска). В середине лета юг вновь заполыхал: комбинация антиправительственных сил повторилась теперь в увеличенном масштабе.

Высшим этапом войны начала XVII в. (1606-1607гг.) было восстание Ивана Болотникова, в котором участвовали холопы, крестьяне, посадские люди, стрельцы, казаки, а также присоединившиеся к ним дворяне. Война охватила юго-запад и юг России (около 70 городов), Нижнее и Среднее Поволжье. Восставшие разгромили войска нового русского царя Василия Шуйского под Кромами, Ельцом, на реках Угра и Лопасня и др. В октябре-декабре 1606г. восставшие осадили Москву, однако из-за начавшихся разногласий и предательства дворян потерпели поражение и отступили к Калуге, а затем в Тулу. Летом-осенью 1607г. вместе с отрядами холопа Ильи Горчакова (Илейки Муромца) восставшие сражались под Тулой. Осада Тулы продолжалась четыре месяца, после чего город был сдан, восстание подавлено. Болотников был сослан в Каргополь, ослеплен и утоплен.

Появление и гибель первого Лжедмитрия I сопровождались всплеском международного интереса к тому, что разворачивалось на просторах России. Восстание Болотникова такой популярностью не пользовалось, но именно оно продемонстрировало всю глубину кризиса общества и государства заинтересованным соседям. Так родилась авантюра второго Самозванца. На исходе лета 1607 г., еще до падения Тулы, в пограничном Стародубе появился новый “Дмитрий Иванович”. Его подлинность тут же удостоверили московские приказные лица… Начался новый этап Смуты, связанный с открытой военной польско-шведской интервенцией.

Борьба России с польско-шведской интервенцией.

Понятие “интервенции” (от позднелат. interventio – вмешательство) раскрывается как насильственное вмешательство одного или нескольких государств во внутренние дела другого государства.

Правительство Речи Посполитой внимательно следило за положением в Русском государстве, надеясь как минимум захватить Смоленск и Чернигово-Северскую землю. Польские правящие круги были недовольны результатами Ливонской войны. Большая и весьма влиятельная часть господствующего класса Речи Посполитой стремилась пересмотреть условия перемирия, заключённого в Запольском Яме. Папство также ожидало благоприятного момента для введения на Руси католицизма. Правящие круги Речи Посполитой и католической церкви намеревались расчленить Россию и ликвидировать ее государственную самостоятельность. При этом польские магнаты рассчитывали на обострение русоко-шведских отношений, особенно после Тявзинского мира 1595 г., позволившего Русскому государству ликвидировать наиболее тяжёлые последствия Ливонской войны и вернуть выход к Балтийскому морю.

В скрытой форме интервенция выразилась в поддержке Лжедмитрия I и Лжедмитрия II. Открытая интервенция под руководством Сигизмунда III началась при Василии Шуйском, когда в сентябре 1609 г. был осажден Смоленск и в 1610 г. состоялся поход на Москву и ее захват. К этому времени Василий Шуйский был свергнут дворянами с престола, и в России наступило междуцарствие – Семибоярщина. Боярская дума пошла на сделку с польскими интервентами и склонилась призвать на русский престол польского короля малолетнего Владислава, католика, что было прямым предательством национальных интересов России. Кроме того, летом 1610 г. началась шведская интервенция с целью отторгнуть от России Псков, Новгород, северозападные и северорусские области.

В начале 1611 г. в Рязани и Нижнем Новгороде начало собираться ополчение, ставившее своей целью изгнание из России польских интервентов. Начавшись в Рязани, движение в короткий срок охватило всю область к югу от Оки. Оно распространилось также из Нижнего Новгорода по всему Поволжью. Города посылали друг другу грамоты с призывами начать борьбу и создать ополчение. Движение возглавил рязанский воевода Прокопий Ляпунов. К Ляпунову присоединились тульские, калужские, северские и украинные служилые люди – дворяне, дети боярские, казаки. К ополчению примкнули некоторые военные отряды, служившие ранее царю Василию Шуйскому, а также остатки вооруженных сил распавшегося Тушинского лагеря во главе с Иваном Заруцким и князем Дмитрием Трубецким. Для ополчения Ляпунова характерна разъединённость, обособленность отдельных отрядов. В начале 1611 г. первое ополчение двинулось к Москве. Возмущение и отдельные выступления против иноземных захватчиков в Москве 19 марта 1611 г. переросли в восстание. 20 марта интервенты получили подкрепление, которое помогло им подавить восстание и произвести дикую расправу над жителями столицы. Московское восстание 19–20 марта 1611 г., сожжение столицы и избиение её жителей вызвали у русских людей бурный рост патриотизма. Ряды ополчения, подходившего к Москве, быстро пополнялись.

Ополчение состояло из разнородных социальных групп. В нем были сильны внутренние противоречия, которые оказались для него роковыми. Смерть Ляпунова послужила поводом к распаду ополчения. Овладеть Москвой первому ополчению не удалось.

Осенью 1611 г. поднимается новая, более мощная волна национально-освободительного движения. Центром его снова оказался Нижний Новгород.

Во главе второго ополчения встали стольник князь Д.М. Пожарский и нижегородский староста К. Минин. Многое в организации и намерениях второго земского ополчения противоречило порядкам и целям первого. Все города и уезды по дороге присоединялись к ополченцам. Упредив действия казаков первого ополчения, отряды второго появились в Ярославле ранней весной уже как общероссийская сила. Несколько месяцев пребывания в этом городе окончательно оформили устройство второго ополчения. В Ярославле были восстановлены основные приказы: сюда из-под Москвы, из провинции стекались опытные приказные, умевшие поставить дело управления на добротную основу. Руководители ополчения всерьез занялись дипломатией. Несколько месяцев совместной работы доказали взаимодополнение руководителей ополчения: опытный и удачливый воевода, человек твердых убеждений, Пожарский возложил текущее управление на Минина, обеспечившего финансы и снабжение.

Отстоять независимости Российского государства и изгнать интервентов можно было только всем народом. Успех народного ополчения был обеспечен высоким подъёмом народно-освободительного движения, охватившего самые широкие слои русского народа, и проявленными в борьбе с иноземными захватчиками исключительным мужеством и героизмом.

Под воздействием грамот Гермогена и старцев Троице-Сергиева монастыря сформировалась идеологическая платформа: не брать царем Ивана Дмитриевича (сына Марины Мнишек), не приглашать на русский престол любого зарубежного претендента, первая цель – освобождение столицы с последующим созывом Земского собора для избрания нового царя. Патриарх Гермоген говорил он в своей первой грамоте народу: “Отцы ваши не только к Московскому царству врагов своих не подпускали, но и сами ходили в морские оттоки в дальние расстояния и в незнаемые страны, как орлы острозрящие и быстролетящие, как на крыльях парящие, и все под руку покорили Московскому Государю-Царю”. Патриарх Гермоген напоминает об основной идее государственности – самостоятельности политики, указывает и необходимые условия для этого: активность или, иными словами, постоянную работу и подвиг, т.е. подъем духа и самодержавное единство власти. Известная “грамота Гермогена” собрала русский народ воедино, а потому мы можем смело утверждать, что взгляд патриарха отвечал народному самосознанию.

После освобождения в октябре 1612 г. Москвы, провала двух попыток Сигизмунда (1612 и 1617гг.) снова захватить русскую столицу польская интервенция завершилась Деулинским перемирием с Речью Посполитой в 1618 г. уже при новом царе из новой династии Романовых – Михаиле Романове (1596-1645). По этому соглашению Польша получила Смоленские (кроме Вязьмы), Черниговские и Новгород-Северские земли. Всего к полякам отошло 19 русских городов, в том числе и Смоленск.

В период так называемого междуцарствия (1610-1613 гг.) положение Московского государства казалось совершенно безвыходным. Поляки занимали Москву и Смоленск, шведы – Великий Новгород; шайки иноземных авантюристов и своих “воров” разоряли несчастную страну, убивали и грабили мирное население. Когда земля стала “безгосударной”, политические связи между отдельными областями порвались, но все же общество не распалось: его спасли связи национальные и религиозные. Городские общества центральных и северных областей, возглавляемые своими выборными властями, становятся носителями и проповедниками национального сознания и общественной солидарности. В своей переписке города призывают одни других “быти в любви и в совете и в соединении друг с другом”, и “в том крест целовати меж себя, что нам с вами, а вам с нами и ожить и умереть вместе”, и за “истинную христианскую веру на разорителей нашея християнские веры, на польских и литовских людей и на русских воров стояти крепко”, а потом “выбрати бы нам на Московское государство государя всею землею Российской державы”. Вожди нижегородского ополчения, со своей стороны, призывают города соединиться, “чтоб нам, по совету всего государства, выбрати общим советом государя, чтоб без государя московское государство до конца не разорилося”…, “и выбрати б нам государя все Землею… всемирным советом”.

Одержанная победа окружила ореолом славы имена героев этой битвы и первых среди них – “выборного человека” Кузьму Минина и “большого богатыря” Дмитрия Пожарского.

Земский собор 1613 года: воцарение династии Романовых.

В октябре 1612 г. Москва стала свободной. Однако в результате польско-шведской интервенции страна находилась в состоянии сильнейшего экономического упадка. На месте сотен сёл и деревень на территории, подвергшейся оккупации, в центральной части страны, а также на западной и юго-западной окраинах оставались только развалины. В уцелевших поселениях большая часть дворов стояла пустыми, владельцы их были перебиты или разбрелись. Значительно сократилась площадь возделываемых полей. Число малопашенных или беспашенных дворов на помещичьих землях доходило до 70%.

Важнейшей задачей было восстановление государственной власти и освобождение еще занятых интервентами областей. Восстановление государственной власти мыслилось руководителями ополчения в привычной для того времени форме монархии. Эту задачу должен был выполнить Земский собор, которому предстояло избрать царя.

Первые грамоты с призывом избирать депутатов на Земский собор были направлены по городам вскоре после очищения столицы. Сроки работы Собора переносились не один раз. Но в первой декаде января 1613 г., до подъезда депутатов из ряда городов, заседания Собора открылись в Успенском соборе Кремля. Предварительно были определены нормы представительства от городов и групп населения. По сравнению с Советом второго ополчения особой новизны не было. Полагалось 10 человек от города при сохранении того перечня сословий, по которому призывали в Совет ополчения, включая черносошных крестьян. Традиционные и ведущие курии Собора – Освященный собор, Дума, дворовые московские чины (включая приказных), сохранили свою роль. Заседания собора, одного из самых больших и полных по числу участников, открылись в январе 1613 г. В отличие от других земских соборов XVI–XVII вв. в нем была слабо представлена знать, главную роль играли дворянство и духовенство, были представлены посадские люди, казаки, стрельцы, возможно и черносошные крестьяне.

Прежде всего собор решил определить, кто не может быть кандидатом: “Литовского и Свийского короля и их детей, за их многие неправды, и иных некоторых земель людей на Московское государство не обирать, и Маринки с сыном не хотеть”. Документов, зарегистрировавших споры на соборе, не сохранилось. Но решение исключить из обсуждения Владислава (официально все еще считавшегося царем), Сигизмунда и

шведского принца Филиппа свидетельствовало, что их сторонники были. Князю Пожарскому приписывают поддержку Филиппа. Казаки, представленные очень сильно, не переставали мечтать о привилегиях, полученных ими от самозванцев.

После решения о нежелательных кандидатах, начались обсуждения желательных. Кандидатов было немного. Князь Василий Голицын, подходивший по знатности и способностям, был в польском плену. Князь Мстиславский отказался. Василий Ключевский безжалостно констатирует: “Московское государство выходило из страшной смуты без героев; его выводили из беды добрые, но посредственные люди”. 7 февраля собор принял решение: царем был избран Михаил Романов, сын Филарета. Оглашение имени нового царя было отложено на две недели: Собор не хотел ошибиться. Но это было лишь предварительное избрание, наметившее соборного кандидата. Окончательное решение предоставили всей земле. Тайно разослали по городам верных людей выведать мнение народа, кого хотят на Московское царство. Народ оказался достаточно подготовленным. Посланные воротились с донесением: все от мала до велика хотят на царство Михаила Романова, а “опричь его никак никого на государство не хотеть”. Фактически это был один из первых (если не первый) на Руси социологический опрос.

Кандидатура Михаила Федоровича Романова не вызывала возражений. 21 февраля 1613 г. Михаил Романов был провозглашен царем в большом Московском дворце, еще не отстроенном после двухлетней польской оккупации. На трон вступила новая династия. Смута официально закончилась.

Для русского народа, столько раз неудачно выбиравшего новых царей во время Смуты, прочным казалось избрание лишь того, кто хоть как-нибудь был связан с прежним царским домом; восторжествовала старая привычная идея “природного царя”. Иначе смотрели на Михаила Романова бояре. Стремясь “выбрать не способнейшего, а удобнейшего”, они рассчитывали, что при нем не повторятся испытания, пережитые боярством в царствование Грозного и Годунова.

Кандидатура Михаила Романова устраивала разные слои общества. Новое московское правительство, первостепенную роль в котором играл отец царя патриарх Филарет, восстанавливая государство после смуты, руководствовалось принципом: все должно быть по старине. Для успокоения общества, преодоления разрухи консервативная политика была необходима, однако Смута внесла в общественную жизнь много таких перемен, что, по сути, правительственная политика оказалась реформаторской.

Часто в описании Смуты на факте избрания Михаила ставят точку. Однако следует отметить, что без международного урегулирования нельзя было считать гражданскую войну законченной. Лишь к концу 1618 г. территория Русского государства была освобождена от интервентов, за исключением земель, отошедших к Швеции по Столбовскому миру и оставшихся под властью Речи Посполитой по Деулинскому перемирию.

Феномен самозванчества.

Появление самозванца.

В 1598 году Земский собор единодушно выбирает царём Бориса Годунова. Впервые в истории на трон вступил не “прирожденный” государь, а выбранное лицо.

Несмотря на все попытки Годунова вывести страну из политического и экономического кризиса, этого сделать не удалось. Воцарение Годунова привело не к завершению Смуты, а только к её началу. Личность Бориса вызывала неприязнь, прежде всего боярства. Хотя Годунов не применял физических методов в борьбе со своими политическими противниками, но он поощрял доносительство, поэтому в стране был введен “политический” режим.

Роковую роль в судьбе царя сыграли события 1601-1603гг., связанные с неурожайными годами и массовым голодом. Все попытки Годунова преодолеть препятствия неурожая: раздача бедным денег, бесплатная выдача хлеба из государственных хранилищ, организация платных строительных работ – не увенчались успехом. Цены на хлеб поднялись примерно в 100 раз. На волне массового недовольства начались крестьянские выступления. Недовольство властью сохранялось, оно во многом подготовило почву для появления самозванца.

В 1604 году в Польше появилась личность, объявившая себя спасшимся царевичем Дмитрием…

Лжедмитрий считался авантюристом, самозванцем, выдававшим себя за царевича Дмитрия Ивановича, чудесно спасшегося сына Ивана IV Грозного.

Существует множество версий о происхождении Лжедмитрия. По одной из них он – царевич Дмитрий Иванович, чудесно спасшийся от убийц, подосланных, по одной из версий Борисом Годуновым. Был якобы спрятан и втайне переправлен в Польшу. Иногда выдвигается версия, что Григорий Отрепьев был одним из незаконнорожденных сыновей Грозного, отданный на воспитание в семью Отрепьевых. Окончательного ответа на вопрос о личности первого самозванца пока не существует.

По самой распространенной версии, Лжедмитрий I был сыном галицкого дворянина Богдана Отрепьева. Юшка (Юрий) принадлежал к знатному, но обедневшему роду Нелидовых, выходцев из Литвы. Родился в Галиче (Костромская волость). Отслужив в одном из московских приказов, в 1600 году Юрий Отрепьев постригся в монахи под именем Григория. Считается, что Юрий был старше царевича на 1-2 года.

В 1601 году Лжедмитрий обосновался в московском Чудовом монастыре, вскоре получил чин дьякона, состоял при патриархе Иове “для книжного письма”. В 1602 году бежал в Польшу, назвался именем сына Ивана IV Грозного – Дмитрием и тайно перешел в католичество.

В марте 1604 года король Сигизмунд III за помощь в войне со Швецией и участие в антитурецком союзе пообещал Лжедмитрию поддержку. Тот обязался в случае воцарения жениться на дочери воеводы Мнишка Марине, передать ей Новгород, Псков и уплатить Мнишеку 1 млн. злотых.

Осенью 1604 года во главе трехтысячного отряда польского “рыцарства” Лжедмитрий вступил в Россию. 21 января 1605 года Лжедмитрий I был разбит под селом Добрыничи Комарицкой волости, но укрепился на юге, в Путивле.

В мае 1605 года умер царь и часть войска во главе с Басмановым встала на сторону самозванца. 1 июня 1605 года в Москве вспыхнуло восстание, которое свергло правительство Годуновых. Федор Годунов (сын Бориса) вместе с матерью были убиты по приказу Лжедмитрия, а его сестру Ксению он сделал наложницей. Но позже по настоятельной просьбе родственников Мнишек Ксения была пострижена.

17 июля 1605 года для доказательства “царского” происхождения была проведена инсценировка признания Лжедмитрия матерью Дмитрия, Марией Нагой – монахиней Марфой.

Лжедмитрий попытался совершить невозможное, показав большое политическое чутьё, ум, находчивость и смелость. Прежде всего он урегулировал отношения с Боярской думой, подтвердив её полномочия и обещав боярам сохранить их вотчины. Вернул в Москву многих опальных при Годунове бояр и дьяков и в первую очередь оставшихся в живых Романовых. Филарета Романова удостоил сана метропалита.

Во время многодневного празднования свадьбы Лжедмитрия и Марины Мнишек, приехавшие поляки в пьяном угаре врывались в московские дома, грабили прохожих. Это послужило толчком к началу реализации боярского заговора во главе с князем Василием Шуйским. Василий Шуйский не скрывал своих подлинных мыслей, прямо высказавшись заговорщикам, что Дмитрий был “посажен на царство” с одной целью – свалить Годуновых, теперь же пришло время свалить и его самого.

На рассвете 17 мая 1606 года вооруженный отряд под руководством Шуйского вошел в Кремль. С криком “Зрада!” (“Измена!”) Лжедмитрий попытался убежать, но был жестоко убит. По одной из версий его труп подвергли торговой казни, посыпали песком, мазали дегтем. Среди жителей Москвы цареубийство вызвало неоднозначную реакцию, многие плакали, глядя на поругание. Его сначала похоронили в так называемом “убогом доме”, кладбище для замёрзших или упившихся, за Серпуховскими воротами. Но после череды магических случаев, все же, тело Лжедмитрия выкопали и сожгли. В другом источнике сказано, что Лжедмитрий пытаясь спастись выпрыгнул из окна, но при этом вывихнул ногу с разбил грудь. Когда он попал в руки заговорщиков, его тут же зарубили мечами. Три дня тело Лжедмитрия лежало для всеобщего обозрения на Красной площади. Потом труп сожгли, пепел зарядили в пушку и выстрелили в ту сторону, от куда пришёл самозванец – в сторону Польши.

Несмотря на столь двойственную судьбу, как правитель, Лжедмитрий, в соответствии со всеми современными отзывами, отличался огромной энергией, большими способностями, широкими реформаторскими замыслами.

Правление Василия Шуйского (1606-1610гг.) “Тушинский вор”.

Шуйский пытался укрепить войско после унизительных поражений, нанесённых царской армии сторонниками Лжедмитрия. При нём в России появился новый воинский устав. В то же время усилились центробежные тенденции, наиболее заметным проявлением которых было восстание Болотникова, подавленное только в октябре 1607 года.

В августе 1607 года на смену Болотникову пришёл новый претендент на престол - Лжедмитрий II. Самозванец, выдававший себя за русского царя Дмитрия Ивановича (точнее за Лжедмитрия I), якобы спасшегося во время восстания 17 мая 1606 года. Происхождение самозванца неясно.

Основу его войск составили польские отряды князя А. Вишневецкого, князя Р. Ружинского. К нему примкнули часть южнорусского дворянства, казаки, остатки разбитых войск И.И. Болотникова. Из Стародуба Лжедмитрий II в июле 1607 года предпринял поход на Брянск, Тулу.

Разбив в мае 1608г. под Волховом войска Василия Ивановича Шуйского, он подошел к Москве и создал лагерь в селе Тушино, где было сформировано правительство (князья Трубецкие, А.Ю. Сицкий, Филарет Романов, М.Г. Салтыков). В декабре 1608 года власть формально перешла к десяти выборным от польских наемников. В августе 1608 году в Тушино прибыла польская делегация во главе с Мнишком, дочь которого Марина под нажимом поляков и за огромные деньги признала в Лжедмитрием II своего убитого мужа. Они тайно обвенчалась. (Девятнадцатилетняя авантюристка по-прежнему мечтала о русской короне.)

Начало открытой интервенции Речи Посполитой (лето 1609) завершила распад Тушинского лагеря. Поляки, большинство русских бояр и дворян ушли к Сигизмунду III. В декабре 1609 года самозванец бежал из Тушина в Калугу. Воспользовавшись разгромом войск Шуйского под Клушином (июнь 1610), Лжедмитрий II в июле вновь подошёл к Москве, но уже в августе был вынужден снова бежать в Калугу, где был убит. В русской официальной историографии Лжедмитрия II называли “Тушинским вором”.

Постепенно власть Лжедмитрия II распространилась на значительную территорию. По сути, в стране установилось своеобразное двоевластие, когда ни одна из сторон не имела сил для того, чтобы добиться решающего перевеса. Два года существовали “параллельные” системы власти: две столицы - Москва и Тушино, два государя - цари Василий Иванович и Дмитрий Иванович, два патриарха. Функционировали две системы приказов и две Думы, причем в тушинской было немало людей знатных. Это было время так называемых “перелетов” - зримого проявления нравственного оскудения общества, когда дворяне по нескольку раз переходили из одного лагеря в другой ради получения наград и сохранения за собой нажитого при любом исходе.

В 1609 г. он заключил договор со Швецией, по которому в обмен на уступленную Корельскую волость шведы оказывали военную помощь московскому государю. На практике дипломатическая акция царя принесла ему больше минусов, чем плюсов: договор нарушал прежнее соглашение с поляками и давал Сигизмунду III повод для открытого вмешательства в московские дела и преодоления внутренней оппозиции, выступавшей против войны на Востоке.

Осенью 1609 г. польские войска осадили Смоленск. Сигизмунд III надеялся, что в условиях всеобщей “шатости” он не встретит сильного сопротивления: было объявлено, что он пришел в Московское государство для прекращения Смуты и междоусобия. Однако жители города во главе с воеводой боярином М. Б. Шейным в течение 21 месяца оказывали упорное сопротивление. Героическая оборона Смоленска, сковав короля и вдохновив русских людей, оказала большое влияние на ход Смуты.

В условиях открытой интервенции Речи Посполитой Тушинский вор уже не был нужен полякам. Часть их из Тушина потянулась под Смоленск, другая продолжала действовать самостоятельно, совершенно не считаясь с самозванцем. В окружении Лжедмитрия II назревал кризис. В декабре 1609 г. самозванец бежал в Калугу. Это ускорило распад тушинского лагеря. Часть русских тушинцев, которые не желали никакой договоренности с Шуйским, стали искать выхода из политического и династического кризиса в сближении с польским королем.

В феврале 1610 г. русские тушинцы во главе с М. Г. Салтыковым заключили под Смоленском с Сигизмундом III соглашение о призвании на престол его сына, королевича Владислава. Авторы договора стремились сохранить основы русского строя жизни: Владислав должен был блюсти православие, прежний административный порядок и сословное устройство. Власть королевича ограничивалась Боярской думой и даже Земским собором.

17 июля 1610 г. по челобитью всех людей отрёкся от престола и насильственно пострижен в монахи.

Однако, грабежи и насилия, совершаемые польско-литовскими отрядами в русских городах, а также межрелигиозные противоречия между католицизмом и православием вызвали неприятие польского господства - на северо-западе и на востоке ряд русских городов “сели в осаду” и отказывались присягать Владиславу. Фактическое управление в это время осуществляла, так называемая Семибоярщина - совет из семи бояр.

интервенция

Поворотным пунктом в истории смуты послужило убийство в декабре 1610 года Лжедмитрия II, бежавшего из Тушино в Калугу. Устав от бесконечных междоусобиц, население России мечтало о твёрдой власти. В обществе всё более крепла мысль о созыве всенародного ополчения. Одним из его центров становиться рязанская земля. Возглавили народное ополчение дворянин Ляпунов и казак Заруцкий, но оно распалось, так и не выполнив своей миссии.

Центром нового ополчения становиться Нижний Новгород. Его возглавили земский староста Кузьма Минин и князь Дмитрий Михайлович Пожарский. Вокруг ополчения объединилось более половины населения России. В Ярославле был организован Земский собор (или “Совет всея Земли”) от представителей с мест. Он становиться временным верховным органом власти в стране. В августе 1612 года ополчение подошло к Москве. В октябре столица была освобождена от поляков. После, по стране были разосланы грамоты о созыве Земского собора для выборов нового царя. Он состоялся в январе 1613 года.

Окончательный выбор был сделан в пользу 16-летнего Михаила Романова, сына митрополита Филарета, родственника первой жены Ивана Грозного. Царская власть снова становилась самодержавной. 21 феврвля 1613 года Земский собор избрал царём Михаила Романова. Утвердилась новая правящая династия.

Заключение: Смутное время в России: ослабление государственных начал.

Каждое из многочисленных объяснений причин Смутного времени (объяснений много, ибо историки очень интересовались трагической, полной бури и грома, эпохой, выделяя одну из граней) содержит долю истины.

Итоги Смутного времени неоднозначны. Во-первых, выход из Смуты и восстановление государственности обеспечила народная самоорганизация. И, во-вторых, социальная катастрофа вновь поставила средневековое русское общество перед выбором способа правления: конституционная монархия или неограниченное самодержавие.

Эпоха XVI-XVII вв. была для России переломной. Здесь завершился процесс складывания единого государства и определился его тип как многонационального централизованного государства. Сложилась государственная система крепостного права. В то же время в России усилилась тенденция разложения натуральности хозяйства, начинается формирование единого всероссийского рынка. Государство увеличивает свою территорию, активно участвует в географических открытиях и все более вовлекается в орбиту общеевропейской политики и торговли. Так же, как в странах Западной Европы, в России в эту эпоху проявилась тенденция ослабления церкви и продвижения государственного устройства от сословно-представительной монархии к абсолютизму.

Заключение: Феномен самозванчества.

Самозванчество не представляет собой чисто русского явления, но ни в какой другой стране явление это не было столь частым и не играло столь значительной роли в истории народа и государства. Историю России нельзя написать, обходя проблему самозванчества: по словам Ключевского, “у нас с легкой руки первого Лжедмитрия самозванство стало хронической болезнью государства: с тех пор чуть не до конца XVIII в. редкое царствование проходило без самозванца”. С начала XVII и до середины XIX в. едва можно обнаружить два-три десятилетия, не отмеченные появлением нового самозванца на Руси; в некоторые периоды самозванцы насчитываются десятками.

Таким образом, самозванчество и самозванцы сыграли большую роль в истории России. Но, несмотря на это, корни этого явления остаются до конца не выясненными. Понимание политико-исторических и социокультурных основ самозванчества открывает новые возможности объяснения его своеобразия. Исследования, которые проводились после данного явления, выявили, что самозванчество проявляется во взаимосвязи с политической культурой и дополняет целостное видение содержания процессов политической власти в российском обществе. В этом смысле самозванчество представляет собой явление, которое раскрывает сущность процесса политической власти и рассматривается как мотивированное политическое действие вследствие кризиса власти.

Список использованной литературы:

1. Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней / сост. А.С. Орлов и др. – М. – 2000

2. Карамзин Н. М. История государства Российского, т. 8

3. Ключевский В. Курс русской истории. Т. 3. – “Слово”. – 2004

4. Корецкий В. И. История Руси: Летописания 2ой пол. XVI – нач.XVII. М. – 1986

5. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – М., 1994

6. Скрынников Р.Г. Борис Годунов. М. – 1992

7. Гросул В.Я. Истоки трех русских революций // Отечественная история. – М., 1997. – N 6. – С. 34-54

8. Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен. //”Художественный язык средневековья”. М. – 1982

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Введение…………………………………………………………………2

1. Лжедмитрий I……………………………………………….………..3

2. Царевич Петр Федорович………………………………….………..7

3. Лжедмитрий II……………………………………………………….9

4. Лжедмитрий III………………………………………………..…….14

Заключение………………………………………………………….…..16

Список литературы………………………………………………….….17

Введение

Бедствия Смутного времени потрясли русских людей. Многие современники винили во всём самозванцев, в которых видели польских ставленников, однако это была лишь полу правда, так как почву для самозванства подготовили не соседи России, а глубокий внутренний недуг, поразивший русское общество.

Самозванство явилось одной из специфических и устойчивых форм антифеодального движения в России в XVII в. Закрепощение крестьян и ухудшение их положения в конце XVI в., резкие формы борьбы Ивана Грозного с боярством, политика церкви, окружившей престол ореолом святости, - вот некоторые факторы, благоприятствовавшие широкому распространению в народе легенды о пришествии царя-избавителя.

Самозванство в указанный период приобрело прямо-таки массовые масштабы. Помимо известных всем Лжедмитриев и «царевича Петра», до нас дошли сведения о существовании «чудом спасшегося» сына Бориса Годунова, Фёдора, а также целой плеяды «сыновей» Ивана Грозного: царевичей Осиновика, Августа, Лавра и др.

Цель данного реферата - рассказать о самозванцах, оставивших наиболее яркий след в истории Смутного времени.

1. Лжедмитрий I

15 мая 1591 года в Угличе погиб единственный законный наследник престола, сын Ивана Грозного, Дмитрий. Обстоятельства и истинная причина смерти царевича до сих пор являются объектом споров и исследований не только русских, но и зарубежных историков. Существуют две версии происшедшего: первая состоит в том, что Дмитрий погиб в результате несчастного случая, в припадке эпилепсии наткнувшись на нож, вторая же гласит, что было совершено намеренное убийство. В списке подозреваемых организаторов убийства находятся такие известные в то время фамилии, как Годуновы, Шуйские и Романовы. Р.Г. Скрынников пишет: «У московской знати были все основания желать смены династии на троне. Всё будущее династии Грозного сосредоточилось на младенце Дмитрии. Но среди бояр мало кого заботил вопрос о спасении этой династии… Не только Годуновы, но и Романовы и Шуйские одинаково отвергали возможность передачи трона младшему сыну Грозного». Однако для нас большее значение имеет не столько имя организатора убийства, сколько сам факт гибели Дмитрия, который повлёк за собой конец династии Рюриковичей и появление «боярских» царей, выбранных из среды высших бояр: Бориса Годуновы, Василия Шуйского. По народному убеждению, это все были «неприродные» цари. А настоящего царевича извели бояре. Немало способствовали рождению мифа и антикрестьянские меры, принятые Борисом Годуновым: отмена права свободного перехода крестьян от владельца к владельцу в Юрьев день и указ о пятилетнем сыске беглых - эта мера была особенно неприятна казачеству.

Слухи о том, что царевич жив, появились сразу же после смерти Фёдора Иоанновича в 1598 году. Говорили, что в Смоленске видели какие-то письма от Дмитрия. Эти слухи и толки были на редкость противоречивыми. Одни говорили, будто в Смоленске были подобраны письма от Дмитрия, известившие жителей, что «он уже сделался великим князем» на Москве. Другие говорили, что появился не царевич, а самозванец, «во всём очень похожий на покойного князя Дмитрия». Борис Годунов будто бы хотел выдать самозванца за истинного царевича, чтобы добиться его избрания на трон, если не захотят избрать его самого.

После избрания Бориса на трон молва о самозванном царевиче смолкла. Зато слух о спасении истинного Дмитрия - «доброго царя» - в народе получил самое широкое распространение.

О том, что самозванец был подготовлен русскими боярами, а польская шляхта и иезуиты только воспользовались им в своих интересах, русские историки заговорили еще в XVIII-XIX вв. Князь М.М. Щербатов, С.М. Соловьёв, Н.И. Костомаров, В.О. Ключевский, С.Ф. Платонов считали самозванца орудием в борьбе боярских кланов с Борисом Годуновым и между собой.

«Роль Романовых в истории «смуты» весьма двусмысленна, - считает К.В. Чистов. - Фёдор Никитич - Филарет - был произведен Лжедмитрием I в митрополиты; он был виднейшим лицом в Тушинском лагере, возглавлял посольство в Польшу, целью которого было ускорить коронацию королевича Владислава - одного из претендентов на московский престол и т.п. С.Ф. Платонов указывает, что Лжедмитрий в числе своих благодетелей, помогавших ему скрываться от Годунова, назвал Б. Бельского и Щелкановых, и действительно отличил их, так же как и Романовых, когда пришёл к власти.

Именно при дворе Романовых начал свою карьеру безвестный «боярский холоп» Юшко Отрепьев. Р.Г. Скрынников пишет: «В царствование Романовых было небезопасно или, во всяком случае, неприлично вспоминать этот факт из биографии «вора» и богоотступника, вследствие этого история пострижения Юрия Отрепьева получила совершенно превратное истолкование в летописных сочинениях». А уйти в монастырь Отрепьева заставили гонения на Романовых, начатые Борисом Годуновым в 1600 году, - боярский слуга испугался виселицы.

Бежавшего за границу самозванца в Польше восприняли как дар, свалившийся с небес: в руки панов попал козырной туз, который можно было разыграть.

16 октября 1604 года в южные окраины Московского государства вступил небольшой отряд наемного войска во главе с человеком, называвшим себя законным наследником русского престола царевичем Дмитрием Ивановичем, чудом спасшимся от смерти. На сторону самозванца перешёл ряд городов, он получил пополнение отрядами запорожских и донских казаков, а также местных повстанцев. К началу 1605 г. под знаменами «царевича» собралось около 20 тыс. человек. Перепуганные власти опубликовали сразу два разительно отличающиеся друг от друга версии о том, что мнимый Дмитрий есть некий Григорий Отрепьев, беглый монах - расстрига.

21 января 1605 г. в окрестностях села Добрыничи Камаринской волости произошло сражение между отрядами самозванца и царским войском во главе с князем Ф.И. Мстиславским. Разгром был полный: Лжедмитрий чудом спасся бегством в Путивль.

В этот критический для самозванца период 13 апреля 1605 г. внезапно умер царь Борис Годунов и на престол вступил его 16-летний сын Фёдор. Боярство не признало нового царя. 7 мая на сторону Лжедмитрия перешло царское войско во главе с воеводами Петром Басмановым и князьями Голицыными. Бояре-заговорщики 1 июня 1605 г. организовали государственный переворот и спровоцировали в столице народное возмущение. Царь Фёдор был свергнут с престола и задушен вместе с матерью.

Москва встречала Лжедмитрия как истинного государя. Ни один самозванец во всемирной истории не пользовался такой поддержкой. Иноземец Исаак Масс отмечал, что, видя, как боярские слуги глумятся над мертвым телом свергнутого Дмитрия, многие москвичи, находившиеся в толпе, плакали.

Как замечал Н.М. Карамзин, «расстрига» действовал свободно, решительно, «как бы человек, рожденный на престоле и с навыком власти». Эти и другие черты самозванца заставляли многих современников считать, что перед ними - настоящий сын Ивана Грозного.

Составить сколько-нибудь точное представление о правлении Лжедмитрия весьма трудно, так как после его смерти власти приказали сжечь все его грамоты и прочие документы. Тем большую ценность составляют те немногие экземпляры, которые случайно сохранились в глухих сибирских архивах.

Известно, что экономическое положение страны при Дмитрии значительно улучшилось, благодаря свободе обращения и торговли. Готовился единый кодекс законов, в основу которого был положен судебник Ивана IV, был утвержден новый закон о холопах, который категорически запрещал писать кабалы на имя двух владельцев сразу. В области внешней политики готовилась война со Швецией, поход на Азов и изгнание из устья Дона татар и турок.

Его короткое царствование сопровождалось непрерывной борьбой за право на самостоятельные действия. Это право активно ограничивали поляки, приведшие его на трон и считавшие его своей марионеткой, это право ограничивали боярские группировки, каждая из которых стремилась использовать царя в своих целях. Он пытался лавировать между народом и боярскими кланами, он лихорадочно искал почву под ногами, пытался опереться на народные массы, на мелкое служилое дворянство, на купцов. В итоге он не смог получить поддержки ни от кого, в результате чего так трагично закончилось его правление.

2. Царевич Пётр Федорович

В 1606 году, в последние месяцы царствования царя Дмитрия Иванович, терские и волжские казаки, собравшись в круг, вполне цинично решили выдвинуть из своей среды «царевича», используя имя которого они могли бы придать «легитимность» своему давно задуманному походу на Волгу за добычей. На «должность» царевича Петра, никогда не существовавшего на самом деле сына царя Федора Ивановича, отыскалось два кандидата, подходивших по возрасту. Одним из них был молодой казак Илейка, который заявил, что в свое время был в Москве, поэтому знает тамошние дела и царские обычаи. Илейка происходил родом из Мурома, поэтому в некоторых источниках можно встретить его прозвище - Муромец. Свою биографию Илейка впоследствии подробно изложил на расспросе, вися на дыбе.

Слух о том, что на Тереке явился царевич Пётр Фёдорович, привлёк под знамена Илейки около четырех тысяч казаков. Казаки послали грамоту царю Дмитрию Ивановичу о том, что идут к нему на помощь. В ответ самозванец в конце апреля 1606 года прислал казакам грамоту, в которой писал, что если называющий себя Петром и в самом деле царевич, то он ждёт его у себя на Москве. Встретив в Самаре грамоту от Дмитрия, «царевич Пётр» двинулся дальше, сообщая всем, что едет к своему дяде-царю..

Добравшись до Свияжска, «царевич Пётр» узнал, что «расстрига» убит, и казаки повернули назад. Хитростью проскользнув мимо Казани, они поплыли далее, грабя встречные суда и прибрежные городки. Затем они переволоклись на Дон, где услышали о появлении нового Дмитрия…

В это время в Путивле князь Шаховский объявил жителям, что царь Дмитрий жив и находится в Польше. На эту роль ему нужен был любой самозванец. Он активно сносился с Польшей, где также искали кандидата на роль самозванца.

Между тем убийство царя в народе было однозначно воспринято как «боярская измена», а раз царя свергли бояре, значит, царь пострадал за народ. Эта легенда объединила самые различные социальные слои, и началось массовое восстание.

Войдя в Путивль, царевич и казаки узнали, что царь Дмитрий еще не явился, а всем заправляет его «воевода», некто Иван Болотников - персонаж более чем странный. В юности Болотников попал в плен к татарам, которые продали его туркам на галеры, был освобожден из плена венецианцами, какое-то время жил в Венеции, а затем неожиданно решил вернуться в отечество через Польшу. В Польше, в Самборе, он сошелся с Михаилом Молчановым - кандидатом на роль Лжедмитрия II, которого готовило семейство Мнишек. Молчанов предложил ему послужить против изменников - бояр и дал Болотникову денег, письмо и отправил к своему воеводе князю Шаховскому. Появление «царевича Петра» оказало большую услугу «царским воеводам» Ивану Болотникову и князю Шаховскому. Долгожданный «царь» не являлся, и народ уже недоумевал. А тут является какое-никакое, а «лицо царской крови»…

Весной 1607 года князь Шаховский отправил «царевича Петра» с 10-тысячным войском, состоявшим из терских, донских и запорожских казаков, под Тулу, а затем сам отправился туда. На пути к Туле «царевич» взял и разграбил несколько городов, причем с крайним зверством казнил попадавших в его руки московских служилых людей и воевод. Собравшиеся в Туле войска Болотникова, князя Шаховского и «царевича Петра» двинулись на Москву. Царь Василий Шуйский ждал их в Серпухове. Передовой отряд князя Телятевского был разбит москвичами и отброшен. Болотников не рискнул вступать в открытый бой и заперся за стенами Тулы.

Осада Тулы продолжалась три месяца. После того как осажденные сдались, Болотникову выкололи глаза и утопили. А «царевича Петра» с приставами доставили в Москву, где подробно в деталях, допросили, после чего «царевич Пётр», он же Илейка Коровин Муромец, был повешен в Москве, у Серпуховской заставы, близ Данилова монастыря.

3. Лжедмитрий II

Пока в осаждённой Туле войска «царевича Петра», князя Шаховского и Болотникова глодали собственные сапоги, ожидая, что явится царь и выручит их из беды, долгожданный «царь Дмитрий Иванович» объявился в городе Стародубе, неподалёку от Литвы.

Кем был Лжедмитрий II точно неизвестно. Большинство исследователей сходится во мнении, что Лжедмитрий II был поповичем (сыном священника), вероятнее всего из Белоруссии, хотя возможно, что и из Стародуба. Какое- то время он учил детей у священника в Шклове, затем перебрался в Могилев, где также служил учителей детей у священника. Учительствуя, он жил в страшной бедности.

Неясны и обстоятельства появления нового Дмитрия. По одним сведения, его отправила в Московское государство жена Мнишека через своего агента Меховецкого, по другим - его нашел в Киеве путивльский поп Воробей, специально отправленный на поиски якобы «чудесно спасшегося» царя Дмитрия Ивановича.

Из Могилёва будущий самозванец перебрался в Пропойск, где был задержан по подозрению в шпионаже. Его посадили в тюрьму, где он, неизвестно с чего, назвал себя дядей царя Дмитрия Ивановича, московским боярином Андреем Нагим. Пропойский подстароста пан Рогоза - Чечерский отпустил его. По дороге в Московское государство, в селе Попова Гора, жители, узнав о том, что ведут «дядю царя», стали его расспрашивать о царе Дмитрии. Он уверял всех, что «племянник» его жив и скоро приедет из Польши. По дороге к нему пристало еще несколько «молодцов». Сопровождаемый этой компанией, бывший учитель явился в Стародуб, где заявил, что он дядя царя боярин Нагой, а сам царь жив и скоро явится.

Однако время шло, а царь все не ехал. Множество беглецов из разбитых войск Болотникова и Шаховского, узнав о том, что Дмитрий находится в Стародубе, поехали туда и потребовали показать им царя. Лже-боярину Нагому ничего не оставалось, кроме того, чтобы заявить, что царь - это он.

Вскоре из под Тулы прибыл казачий атаман Заруцкий, который сразу увидел, что перед ним самозванец, однако он признал его «настоящим» и уверил в этом стародубцев. Появление Заруцкого дало новый толчок событиям. Почувствовав под собой почву, Лжедмитрий II отправил посланца к царю Василию Шуйскому с грамотой, в которой нагло называл его изменником, похитителем престола и требовал добровольно освободить ему, Дмитрию, его «законное» место. Одновременно во главе своих войск он двинулся на Карачев и Козельск, где его ждал первый важный успех: его собранная рать разбила и пленила отряд московского войска.

Но этот успех одновременно и напугал самозванца: он увидел, в какое серьёзное дело ввязался и решил уйти сам. Лжедмитрий II тайно бежал в Орёл, где его настигло письмо предводителя польско-украинского отряда Меховецкого, бывшего в войске самозванца. Он решил вернуться к своему войску, но увидев разброд и шатание, творившиеся там, Лжедмитрий II снова бежал - на этот раз в Путивль. Но к границам России уже шли конные польские хоругви Валавского, Рожинского, Тышкевича, Хмелевского, Хруслинского, князя Адама Вишневецкого. Им нужен был только призрак царя, для того, что бы под видом «спасения России» грабить её.

На Путивльской дороге конники Валавского наткнулись на Лжедмитрия II, и он в сопровождении польских хоругвей двинулся на Москву. Под Брянском «вор» был разбит. Он ушел в Орел, куда стали прибывать все новые и новые авантюристы из Польши, с Волги и Дона, с Украины, из России.

От имени царя Дмитрия Ивановича по всей Московской земле рассылались грамоты. Весной 1608 года, как только просохли дороги, из Москвы на самозванца двинулась царская рать под началом брата царя, Дмитрия Ивановича Шуйского. Войско Лжедмитрия II, стоявшее по разным городам, собралось в Орле и выступило навстречу московской рати. Битва состоялась 10 мая в десяти верстах от Болхова. Болховская победа необычайно подняла авторитет Лжедмитрия II. Армия самозванца, увеличившаяся за счет влившихся в нее сдавшихся московских служилых людей, двинулась на Москву через Козельск, Калугу, Можайск, Звенигород. Сопротивления нигде не было. Везде люди выходили с хлебом - солью встречать Дмитрия - законного царя, возвращающегося на престол.

1 июня рать самозванца увидела Москву, но брать штурмом полководцы самозванца не решились и отвели войско в село Тушино, где устроили обширный лагерь. Отныне и навсегда Лжедмитрий II вошел в историю под прозванием «тушинский вор». В Тушино непрерывно подходили все новые и новые полки. Города Московского государства один за другим присягали царю Дмитрию: Великие Луки, Невель, Псков, Переславль - Залесский, Углич, Ростов, Ярославль, Кострома, Вологда, Владимир, Шуя, Балахна, Муром, Арзамас, Касимов. Только Нижний Новгород, Рязань, Смоленск и Коломна отказались признавать новоявленного царя.

Не спешила признавать Лжедмитрия II и Москве. Но в Москве не любили и Василия Шуйского. Поэтому многие бояре и люди знатных фамилий увидели, что в этой ситуации можно поживиться, и стали охотно «бегать» из Москвы в Тушино, где самозванный царь охотно жаловал их вотчинами и казной.

Вдова убитого Лжедмитрия I Марина Мнишек и ее семейство, задержанные во время убийства царя Дмитрия, находились в ссылке в Ярославле. 11 сентября Марину Мнишек торжественно доставили в Тушино. С помощью убеждения и денег она согласилась участвовать в этом театре.

К тому времени в Тушинском лагере скопилось огромное войско: около 20 тысяч поляков, около 30 тысяч запорожских казаков, 15 тысяч донских казаков и, по разным оценкам, от 20 до 60 тысяч московских дворян, детей боярских и стрельцов. Во главе всего этого буйного сообщества стоял «тушинский вор». Марионетка в чужих руках, он был всего лишь носителем священного царского имени. Донские и запорожские казаки, поляки и русские «воры» грабили, насиловали, убивали, врывались в села и города, потехи ради вытаптывали посевы, оскверняли церкви, обдирали иконы, кормили собак в алтарях. Не прошло и трёх месяцев после признания Дмитрия, как русские люди возненавидели его царство.

После осады Троице - Сергиева монастыря войсками Сапеги и Лисовского от Лжедмитрия II один за другим стали отпадать русские города. Ближайшее окружение самозванца начало переговоры с королем Сигизмундом, прощупывая почву для перехода к королю. От него отреклись служившие ради подачек русские бояре, от него отреклись поляки, которым он еще недавно был нужен в качестве ширмы.

Вечером 27 декабря 1609 года Лжедмитрий II переоделся в крестьянское платье и бежал из Тушинского лагеря. Свое бегство самозванец объяснял тем, что король польский Сигизмунд якобы потребовал от него Северскую землю, желая обратить ее в католичество, но, получив отказ, склонил тушинское войско к измене. Вскоре до Тушинского лагеря докатились слухи о том, что Лжедмитрий II находится в Калуге. Первыми к нему ушли казаки. 10 февраля 1610 года из Тушино в Калугу бежала и Марина Мнишек.

Вокруг самозванца снова скопилось большое войско, но положение «вора» несколько изменилось: люди, окружавшие его, искренне хотели возвести его на престол, так как связывали с ним своё будущее. Подавляющую часть войска Лжедмитрия II теперь составляли социальные низы - казаки, горожане, холопы, бродяги - многие из которых в свое время служили под знаменами Болотникова, «царевича Петра», князя Шаховского.

Между тем, шедший к Москве король Сигизмунд в битве под Клушином разгромил московскую рать Василия Шуйского. В Калуге решили, что время действовать пришло. Армия «вора» остановилась у стен Москвы, в селе Коломенском. А в Кремле бояре сводили счеты с Василием Шуйским. С одной стороны, на Москву шел король Сигизмунд, с другой - «вор». Сил для сопротивления не было - все сколько-нибудь боеспособные войска полегли под Клушином.

Во имя восстановления порядка в государстве решено было пойти на «нулевой вариант»: Москва низложит Шуйского, в Калуге низложат Лжедмитрия II, а затем все вместе выберут нового царя. Василий Шуйский был низложен, однако сторонники Лжедмитрия II отказались низложить своего «царя».

Москва растерялась: надежды на «нулевой вариант» рухнули. Оставалось только идти на поклон к польскому королю. Одновременно гетман Жоклевский от имени короля Сигизмунда начал переговоры со служившими у Лжедмитрия II поляками. «Тушинский вор», узнав о намерении Жоклевского во что бы то ни стало схватить его, бежал с отрядом донских казаков. Фактический переход Московского государства под руку польского короля вызвал восторг далеко не у всех. И так получилось, что в эти дни символом сопротивления польским оккупантам стал лжецарь «Дмитрий Иванович». Воспрянув духом, Лжедмитрий II начал тайно посылать послов в Москву, пытаясь найти сторонников среди бояр. Но, увы, «тушинскому вору» явно не под силу было встать во главе патриотов.

10 декабря 1610 года Лжедмитрий II отправился на Оку на прогулку. Его сопровождал небольшой отряд русских и татар. Внезапно ехавший рядом с санями крещеный татарин князь Петр - Араслан Урусов ударил Лжедмитрия II саблей и рассек ему плечо. Скакавший с другой стороны саней его младший брат вторым ударом отсек голову самозванцу. Считается, что татары убили Лжедмитрия в отместку за то, что он убил касимовского хана Урмамета.

Иван, сын Лжедмитрия II и Марины Мнишек, родившийся через несколько дней после смерти отца и попавший на страницы истории под прозвищем Воренок, был казнен в 1614 году как особо опасный государственный преступник: четырехлетнего ребенка повесили.

4. Лжедмитрий III

Весной 1611 года в Ивангороде появился еще одни человек, называвший себя царем Дмитрием. Его источники обычно именуют «вором Сидоркой», хотя по другим сведениям, это был московский дьякон Матвей из какой-то церкви за Яузой. Из Москвы этот «вот» сначала перебрался в Новгород, где на рынке попытался выдать себя за царевича, но был опознан и с позором изгнан. Из Новгорода он убежал в Ивангород и там 23 марта объявил, что он - спасенный Дмитрий. Лжедмитрий III вступил в переговоры со шведским комендантом Нарвы Филиппом Шедингом, однако король послал к Лжедмитрию III своего посла, который узнал в нем самозванца. После этого шведы прекратили всякие контакты с ним.

Между тем «вор», собрав вокруг себя войско из всевозможных «партизан», 8 июля подошёл к стенам Пскова. В стан Лжедмитрия III стали перебегать некоторые псковские жители. В это время до самозванца дошли слухи, что к Пскову приближаются шведские войска. Испугавшись «вор» ушел со своей ратью в Гдов, где шведы все же настигли его.

Шведский генерал Горн отправил Лжедмитрию III послание, в котором писал, что не считает его настоящим царем, но так как его «признают уже многие», то шведский король даёт ему удел во владение, а за это пусть он откажется о своих притязаний в пользу шведского принца, которого русские люди хотят видеть своим царем. Лжедмитрий III, играя в «законного царя», с негодованием отверг это предложение. Под его предводительством казаки сделали удачную вылазку и прорвались через шведское окружение. В бою «вор» был ранен. Его отвезли в Ивангород, где он узнал о том, что московские казаки признали его своим царем. Вдобавок казаки прислали ему на подмогу Ивана Лизуна - Плещеева и атамана Казарина Бегичева с казачьим отрядом. Плещеев, знавший в лицо Лжедмитрия II, публично признал в «воре Сидорке» царя Дмитрия Ивановича.

Псковичи отправили Лжедмитрию III в Ивангород о готовности принять его. Но его царствование в Пскове длилось недолго и оставило у жителей города самые тяжелые воспоминания. Добравшись до власти, «вор» начал распутную жизнь, совершал насилия над горожанами и обложил население тяжелыми поборами. Отстали от «вора» и стоявшие под Москвой казаки.

Псковичи уже готовы были восстать и низвергнуть очередного «Дмитрия», но «вор», смекнув, что дело его худо, в ночь на 18 мая бежал из города. За ним бросились в погоню, привезли в Псков и посадили в тюрьму. 1 июля 1612 его повезли в Москву.

По дороге на обоз с «вором» неожиданно напал польский отряд Лисовского, в результате чего Лжедмитрий III был убит.

Есть и другое свидетельство. Лжедмитрия III все-таки доставили в Москву и там казнили.

Заключение

Смутное время - один из переломных периодов в российской истории, начало которого было положено прекращением московской династии. Время лихолетья затронуло все стороны русской жизни - экономику, власть, внутреннюю и внешнюю политику, идеологию и нравственность. Обострение социальных, сословных, династических и международных отношений на рубеже XVI-XVII вв. и недовольство различных слоев и сословий русского общества теми условиями жизни, какие создались в России, послужили почвой для Смуты.

Основной причиной Смуты историки признают народный взгляд на отношение старой династии к московскому государству, мешавший освоиться с мыслью о выборном царе. Именно этим была вызвана потребность воскресить погибший царский род и обеспечен успех попыток восстановить династию искусственно, т.е. путем самозванства. Не менее важным фактором является также сам строй государства с его тяжелым тягловым основанием и неравномерным распределением государственных повинностей, порождавшим социальную рознь, вследствие чего династическая интрига превратилась в социально-политическую анархию.

Самозванцы Смутного времени не были единственными в истории России, с их легкой руки самозванство в России стало хронической болезнью: в XVII-XVIII вв. редкое царствование проходило без самозванцев, а при Петре за недостатком такового народная молва настоящего царя превратила в самозванца. Опыт Смуты учил, что такие явления в общественной системе опасны и грозят дестабилизацией, поэтому новая власть внимательно отслеживала эти факты, всячески оберегая внутренний порядок, восстановленный с большим трудом после Смуты.

Список литературы

1. Орлов А.С., Георгиев В.А., Георгиева Н.Г., Сивохина Т.А. История России с древнейших времен до наших дней: Учебник. - М., 1999.

2. Скрынников Р.Г. Самозванцы в России в начале XVII века. Григорий Отрепьев. - Новосибирск, 1987.

3. Семенникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций: Учебное пособие для вузов. - Брянск, 2000.

4. Платонов С.Ф. Учебник русской истории для средней школы. - М., 1994.

5. Ключевский В.О. Русская история: Учебное пособие. - М., 1992.

Подобные документы

    Ознакомление с историческим периодом государственного кризиса 17 века. Изучение особенностей Смуты, а также ее причин. Рассмотрение направлений деятельности самозванцев-царей и наследников, оставивших наиболее яркий след в истории Смутного времени.

    реферат , добавлен 25.11.2014

    Понятие и общее описание эпохи Смутного времени в России, ее место в истории государства. Характеристика и главные события времен царствования Бориса Годунова, Лжедмитрия I, Василия Шуйского, Лжедмитрия II. Конец Смутного времени и его значение.

    реферат , добавлен 08.11.2010

    Смута XVII в. как ключевое событие русской истории. Основные предпосылки, причины Смутного времени и его начало. Внутренняя и внешняя политика царя Годунова. Династический и социально-экономический кризисы. Основные итоги Смутного времени, его следствия.

    реферат , добавлен 28.03.2009

    Самозванство как неизбежное следствие "смутного времени". Манипулирование сознанием масс и узурпация власти той или иной группой, избравшей самозванца в качестве символа борьбы за свои интересы. Царствование Бориса Годунова, направления деятельности.

    контрольная работа , добавлен 10.11.2009

    Проблематика народных ополчений. Анализ правления правителей Смутного времени. Важнейшие события периода Смуты. Причинно-следственные связи между историческими событиями и явлениями Смутного времени. Результативность политики периода Смутного времени.

    курсовая работа , добавлен 08.08.2012

    Исследование предпосылок и причин возникновения смуты на Руси. Характеристика династического, социального и национального периодов смутного времени. Окончание смуты. Изучение последствий смутного времени для дальнейшего развития Российского государства.

    реферат , добавлен 01.01.2014

    Кризис, охвативший все сферы жизни русского общества начала XVII века и вылившийся в полосу кровавых конфликтов, борьбу за национальную независимость и национальное выживание. Предпосылки, причины и последствия, анализ этапов Смутного времени в России.

    реферат , добавлен 09.05.2010

    Кризис Российского государства на рубеже XVI-XVII веков и причины "Смутного времени", крестьянская война в России. Польско-литовская и шведская интервенция, установление в стране двоевластия. Воцарение династии Романовых и конец "Смутного времени".

    реферат , добавлен 08.10.2011

    Кризис российской государственности, наступивший в первой половине XVII века вследствие тяжелейших экономических, политических и социальных потрясений. Серьезные территориальные потери, понесенные российским государством за период Смутного времени.

    эссе , добавлен 25.04.2015

    Внутрення политика России в период правления Федора Иоанновича. Государственная деятельность и основные реформы Бориса Годунова. Развитие процесса закрепощения крестьян. Причины и последствия кризиса Смутного времени. Борьба с иноземными захватчиками.

Самозванцы – явление в мировой истории довольно обычное. В разных странах и на разных континентах во все времена находилось немало желающих выдать себя за других. Причём эти другие являлись людьми выдающимися, а нередко и царствующими особами. Самозванцами же двигало тщеславие, откровенная корысть, а иногда причиной всему становились психологические отклонения.

На русской земле такое поветрие как самозванство расцвело пышным цветом в период Смутного времени (1598-1613). Началось оно после смерти царя Фёдора Иоанновича, когда к власти пришёл Борис Годунов . Против него возникла оппозиция, а любой оппозиции нужен символ, знамя, вокруг которого можно сплотиться.

Тут давайте вспомним, что у царя Ивана Грозного в историю вошли три сына: Иван (1554-1581), Фёдор (1557-1598) и Дмитрий (1582-1591). Судьба Ивана сложилась трагически. Предполагается, что он был убит собственным отцом. Фёдор царствовал после отца. С его смертью прекратилась московская династия Рюриковичей. Но самой интересной фигурой являлся царевич Дмитрий, так как именно благодаря ему самозванцы в России в Смутное время стали обычным явлением.

Родила наследника Мария Фёдоровна Нагая, являвшаяся 7-й женой Ивана Грозного. Сразу же после вступления на престол Фёдора в 1584 году мальчика вместе с матерью отправили на постоянное место жительства в Углич. Там Дмитрий рос, воспитывался, имея соответствующее царское окружение.

У царя Фёдора в 1592 году родилась дочь, а вот мальчиков не было. Поэтому на Дмитрия все смотрели как на законного наследника царского трона. Вполне понятно, что такое положение дел способствовало напряжённым отношениям между Фёдором и Дмитрием. А поэтому, когда 15 мая 1591 года мальчик умер, то сразу же поползли слухи, что его убили по личному приказу Бориса Годунова, который был первым человеком при царе Фёдоре.

В смерти царевича Дмитрия много неясностей. По официальной версии того времени он погиб, случайно напоровшись на нож во время детской игры. Однако сразу после смерти мальчика разъярённые жители Углича растерзали всех тех, кто находился рядом с царевичем во время трагедии. А после вступления на престол Михаила Фёдоровича Романова официально было признано, что ребёнка убили наёмники Годунова.

Одним словом, трагедия свершилась, и малолетний сын Ивана Грозного умер. В этом нет ничего удивительного, так как людям свойственно умирать. Но суть заключается в том, что именно благодаря гибели мальчика самозванцы в России стали явлением обычным в период Смутного времени. Нашлись люди, которые по прошествии ряда лет начали выдавать себя за царевича Дмитрия, то есть за законных наследников русского престола.

За самозванцами стояли польские паны и католическая церковь

Самым успешным самозванцем считается Лжедмитрий I . На историческую арену он вышел в 1601 году, объявив себя чудом спасшимся от убийц царевичем Дмитрием. Предполагается, что самозванцем являлся беглый монах Григорий Отрепьев. Он стал единственным из всех самозванцев, кому удалось взойти на российский трон. Случилось это в 1605 году. А уже через год Григория Отрепьева убили в результате народных волнений.

Следующим стал Лжедмитрий II, больше известный как Тушинский вор . Он заявил, что является никем иным как Лжедмитрием I, спасшимся от кровожадных московских бояр. У Лжедмитрия I была жена, Мария Мнишек, и она, ко всеобщей радости, признала в самозванце своего мужа.

Этот новый претендент на престол распространил своё влияние на заметную часть российских территорий. Но надо понимать, что и первому, и второму самозванцу помогали поляки. Впрочем, помощь их оказалась ненадёжной. В конце 1610 года Лжедмитрия II зарезал татарский князь, но самозванцы в России после этого не перевелись.

Со смертью Тушинского вора идея поддержки «законного царя» провалилась. У Марины Мнишек от второго самозванца был сын Иван, родившийся в 1611 году. В историю он вошёл как Ивашка Ворёнок. Впрочем, сторонники Мнишек называли его уважительно Иваном Дмитриевичем. Но мальчик был совсем маленьким, однако мать, прикрываясь сыном, раскрутила очередную авантюру.

Она связалась с казачьим атаманом Иваном Мартыновичем Заруцким, который был ярым сторонником канувших в небытие самозванцев. Он провозгласил Ивана подлинным наследником царского престола. Мнишек с Заруцким и Иваном осели в Астрахани, так как их там поддержали определённые слои казачества.

Но вскоре популярность этой троицы резко упала. Спасая себя, авантюристы бежали на реку Яик. Там они укрылись на Медвежьем острове в крепости яицких казаков. Но это убежище оказалось ненадёжным. Мнишек, Заруцкого и ребёнка арестовали, доставили в Москву и умертвили весной 1614 года. Заруцкого посадили на кол, ребёнка задушили, а Марина Мнишек умерла в темнице при неясных обстоятельствах.

Самый успешный самозванец Лжедмитрий I и его жена Марина Мнишек

Казалось бы, на этом можно ставить точку, но самозванцы в России, как не странно это звучит, не перевелись. В марте месяце 1611 года в Новгороде на торговой площади объявился человек, провозгласивший себя спасшимся Лжедмитрием II. В историю он вошёл как Лжедмитрий III, но новгородцы ему не поверили и выгнали за городские стены.

Тогда самозванец попытал счастье в Ивангороде. И там ему улыбнулась удача. Он осел в Ивангороде и начал успешно противостоять шведским агрессорам. В декабре 1611 года торжественно въехал в Псков, где был провозглашён царём. Но, дорвавшись до власти, Лжедмитрий III начал вести жизнь распутную и воровскую. В результате этого от него отвернулись и горожане, и казаки, и псковская знать. Самозванца назвали Псковским вором, а тот попытался бежать из города.

Был пойман уже за стенами, в цепях возвращён в город, а затем отправлен в Москву в железной клетке. Но по дороге на обоз напали поляки. Тогда охрана убила самозванца и сбежала. По другой версии Лжедмитрия III довезли до Москвы и 1 июля 1612 года предали казни. Предполагается, что Псковским вором был беглый дьяк Матвей. По другой версии за особу царских кровей выдавал себя вор Сидорка.

Закончилось Смутное время; страна в 1618 году подписала позорное для неё Деулинское перемирие. Владения Московского царства сократились, и нужно было вновь наращивать мощь государства. Но самозванцы в России не перевелись. После Лжедмитриев пошли их лжепотомки. Называли их Лжеивашками. Выдавали они себя за сына Лжедмитрия II и Марины Мнишек.

Как уже говорилось, настоящий сын Ивашка Ворёнок был повешен в Москве у Серпуховских ворот. Но в 1640 году появился самозванец польского происхождения, Ян Луба. Он всем заявил, что является спасшимся Ивашкой. Этого самозванца выдали Москве в 1645 году. Он сразу же признался во всех грехах, а так как никакой угрозы для власти не представлял, то был помилован.

В 1646 году в Стамбуле объявился очередной Лжеивашка. Им оказался Иван Вергунёнок из простых украинских казаков. Он всех убеждал, что является законным престолонаследником. Однако этого человека никто в серьёз не воспринял, и он исчез с исторической арены.

Закономерный конец самозванца, но других это не останавливало

Всего же в XVII веке насчитывалось около двух десятков самозванцев. О многих из них почти ничего не известно. Они мелькнули как падающие звёздочки на небосводе и исчезли. Здесь можно назвать Лжедмитрия IV, который вошёл в историю как Астраханский вор. Период его самозванства пришёлся на 1611-1612 годы. У этого человека хватило ума бесследно раствориться на просторах русской земли и сохранить себе жизнь.

Были также Илейко Муромец, лжецаревичи Фёдор, Август, Лаврентий, Осиновик, Мартын, Савелий, Гаврилка и др. Их называли Мужицкими царевичами. Кого-то из них казнили, а кто-то бежал и навсегда исчез. После того, как вся эта публика канула в лету, в стране всё постепенно успокоилось. А новая волна самозванцев появилась в XVIII веке.